Форум «Розы Мира» Даниила Андреева
Добро пожаловать!
X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
 
Ответить в данную темуНачать новую тему
 #1     Сегодня, 5:39
 Вик
Русский идея и славянский вопрос, обращаясь к Бердяеву.







Известный русский мыслитель Николай Бердяев на протяжении собственной жизни неоднократно обращался и к русской идее, и к идее славянской.
В конце сороковых годов вышла его книга «Русская идея», работа детализированная, показывающая развитие русской национальной мысли, различные ее ответвления и направления: от религиозных исканий до русского марксизма включительно.

«В России был двоякий исход философии « у славянофилов в религию, в веру, у западников в революцию. В социализм»
( Н.Бердяев стр.63)


Сам Бердяев испробовал оба пути, из марксизма в православие, из Советской России в изгнание, а спустя двадцать лет пять, на излете жизни лишь чудо или смерть остановило его возвращение в сталинский социализм.


Мое прочтение «Русской идеи» состоялось после знакомства с более ранней работой Бердяева – статьи «Славянофильство и славянская идея», опубликованной в декабре 1915.
И как мне кажется, сама статья, появившаяся в преддверии Российской революционной катастрофы, наиболее кратко и точно показывает проблематику русской идеи и пути поиска ответа на славянский вопрос.


«А готово ли наше русское общественное сознание
быть носителем и выразителем славянской идеи? Созрела ли эта идея? Популярна ли она настолько, чтобы быть сильной и изменять жизнь? Славянская идея находится у нас в самом печальном положении, она - в тисках и не может быть свободна выражена. Я верю, что бессознательно славянская идея живет в недрах души русского народа, она существует, как инстинкт, все еще темный и не нашедший себе настоящего выражения. Но настоящего славянского сознания, настоящей славянской идеи у нас нет»
Н.Бердяев


Настоящей славянской идеи у нас еще нет, пишет Бердяев, нет ее и сегодня. Я не говорю о тех нескольких десятках, или может быть сотнях человек, озадаченных поиском этой идеи, они, конечно же, существуют в России. Но, как мы видим, сегодня существует значительно большее количество тех, у кого одно лишь упоминание об этой идее вызывает острый рефлексный протест, переходящий в фобии и не имеющий под собой никакого реального обоснования.

Как это ни удивительно, но уже в 1915 году Бердяев ясно указывает первопричину этой рефлексии, называя это «западничеством». «Западничество» по Бердяеву, это отнюдь не стремление к прогрессу и цивилизации, «западничество» - это, прежде всего, несогласие признать даже саму возможность русского национального самоопределения.
«Западничество» легко трансформируется в "советский интернационализм", а при распаде СССР также легко возвращается к "безродному космополитизму".
И конечно это понятие не имеет ни малейшего отношения к реальным достижениям Запада. Основная идея "западничества" является - уничижение русскости.


«Западничество совсем не признавало ценности национальности, и
славянская идея была окончательно чужда и русским либералам и русским революционерам. В левом западническом лагере национальность признавалась лишь отрицательно, лишь поскольку она преследуется и должна быть освобождена. Угнетенные национальности считали нужным брать под свою защиту, но вдохновляла всегда космополитическая идея, творческих национальных задач не признавали. Наши левые направления готовы были признать право на существование польской национальности или грузинской, поскольку они угнетены, но не соглашались признать русской национальности, потому что она государственно господствует. Но чужую национальную душу может почувствовать и узнать лишь тот, кто чувствует и знает собственную национальную душу.
Только во время войны в русских либеральных и радикальных кругах начало просыпаться национальное сознание. Мысль начинает работать над национальным самоопределением и национальным признанием России и наталкивается на славянскую идею»
Н.Бердяев.

В этой связи стоит отметить противоречие, выявленное за прошедшие годы, но так и не усвоенное нами до конца. «Государственное господство» в России не прерывалось за прошедшие после написания статьи 95 лет, оно лишь кратковременно ослаблялось, а затем вновь усиливалось, через диктатуру достигало бюрократического апофеоза в сталинские времена, или маскировалось и отступало как во времена ельцыновские, но не прерывалось.
Одновременно с этим, русская национальная идея всегда находилась в гонении, испытывала унижение, и отказ в праве на собственное существование.
Только однажды после революции Сталин в безнадежности своей, во время второй мировой войны, воззвал к этой идее, и все мы знаем, какое чудо сотворила эта идея, и как бессовестно она была попрана и поругана впоследствии.
Я повторю, что только провидение не позволило тому же Бердяеву, во время победной эйфории вернуться в Советский Союз, куда его активно зазывали, предотвратив, таким образом, превращение русского мыслителя в «лагерную пыль».

Вернемся к статье Бердяева.

«Русское национальное самосознание и самосознание всеславянское
рождалось у нас в распрях славянофильства и западничества. Славянскую идею можно искать только в славянофильстве, в западничестве нет и следов этой идеи»
Н.Бердяев.

Какие бы странные рассуждения не встречали бы мы в дальнейших работах самого Бердяева, какие бы обвинения в наивности славянофилам не предъявлялись, вплоть до «казенного национализма», мы можем констатировать лишь один факт: никогда еще в России, за весь трехсотлетний послепетровский период, русская идея ни разу не являлась официальной политикой власти, и, таким образом, не причастна ни к одному из всех чудовищных преступлений, совершенных на территории России и бывшего СССР.


В своей небольшой статье Бердяев выразил столько мыслей, что на ее основе можно писать десятки томов раскрывая и углубляя ее, чем, на мой взгляд, несколько и злоупотреблял сам автор.
Озвучил он остро и религиозный вопрос, стоящий между славянскими народами.

« Мы должны сознать, что славянское единение невозможно на почве традиционного славянофильства и традиционного западничества и предполагает новое сознание, новые идеи. Невозможно утвердить всеславянскую идею на почве признания восточного православия
единственным и полным источником высшей духовной культуры, так как этим отлучаются от духовного обращения поляки и все славяне-католики. Ясно, что духовный базис славянской идеи должен быть шире и вмещать в себя несколько религиозных типов. А это предполагает преодоление русского религиозного национализма»
Н.Бердяев.

В сложную тему взаимоотношений славянских народов на почве религиозной разобщенности внес свою лепту и послереволюционный воинствующий атеизм. Казалось бы, что атеизм, как идея альтернативная религии, должен был бы «сплотить на веки» славянские народы, но этого не произошло и прежде всего в силу того, что коммунистический атеизм по сути своей является религией, религией воинствующей и антинациональной.
(Религиозность советского атеизма имеет всю традиционную атрибутику, включая мумию «вечно живого» вождя, лежащую в пирамидальном мавзолее, на центральной площади нашей столицы.)

«Русская душа останется навеки славянской душой, принявшей прививку православия. Эта православная прививка чувствуется и в нравственном облике русских интеллигентов-атеистов и у поносившего православие Л. Толстого. Но эта русская душа может братски сосуществовать с другими славянскими душами, принявшими другую духовную прививку и представляющими другой культурный тип»
Н.Бердяев.

Таким образом, национальная славянская идея у Бердяева звучит как вне религиозная и, одновременно с этим, духовная.
Духовность русского народа у Бердяева неразрывно связана с душевностью, а душевность соответственно является основной преградой шовинизма.

«Вопрос в том, чтобы Россия окончательно отказалась от той пугающей и отталкивающей идеи, что "славянские ручьи сольются в русском море", т. е. признала вечные права за всякой национальной индивидуальностью и относилась к ней, как к самоценности. И такое отношение будет вполне согласным с душой русского народа, великодушной, бескорыстной и терпимой, дарящей, а не отнимающей которой все еще не знают славяне, так как она закрыта для них нашей не народной государственной политикой»
Н.Бердяев.

Последние слова в работе Бердяева звучат необыкновенно актуально и сегодня:

«Судьба славянской идеи не может стоять в рабской зависимости от зыбких стихий мира, колебаний военной удачи, хитростей международной дипломатии, политиканских расчетов. Как и всякая глубокая идея, связанная с духовными основами жизни народов,
она не может погибнуть от внешних неудач, она рассчитана на более далекие перспективы.
Должно начаться в народе и обществе духовно-культурное всеславянское движение, и в конце концов это движение окажет влияние и на нашу политику, получившую такое тяжелое наследие от прошлого. Но зачинаться все должно не от внешних, утилитарно-политических соглашений и комбинаций, а от искренних, из глубины идущих объединений. Мы устали от лжи политиканства и хотели бы дышать вольным воздухом правды.
Такая правда есть в природе русского человека.
Такой правды ждем мы и от других славян»
Н. Бердяев.




P.S.

Как известно, Николай Бердяев был выслан из Советской России в 1922 году, на так называемом «философском пароходе».

Шенталинский В. Философский пароход.( отрывок)

«В первые годы революции, в пору разрухи и голода, власть выделила двенадцати самым известным писателям академический паек, среди этих тут же в шутку окрещенных “бессмертными” счастливчиков был и Бердяев. Охранная грамота позволяла ему еще иметь и квартиру, и рабочий кабинет, и библиотеку. И каждую неделю в его гостиной — пожалуй, это был единственный такой дом в Москве — собирались люди разных убеждений, от крайне левых до крайне правых, и вели дискуссии на самые разнообразные злободневные и классические темы.

Как-то газета “Известия” опубликовала сообщение-донос об одном из таких собраний, где обсуждалось, Антихрист ли Ленин; пришли к выводу: нет, не Антихрист, а лишь предшественник Антихриста...

А 19 мая 1922 года — за шесть дней до приступа, свалившего его в постель, — Ленин пишет секретное письмо Дзержинскому — программу операции, которая наверняка задумана и обсуждена заранее: “Тов. Дзержинский! К вопросу о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции. Надо это подготовить тщательнее. Без подготовки мы наглупим...” Тут же названы и имена первых кандидатов в изгнанники — авторов журнала “Экономист”, попавшего на глаза Ильичу: “Это, по-моему, явный центр белогвардейцев, — и подсказывает, доносит товарищам из ГПУ: — В № 3... напечатан на обложке список сотрудников. Это, я думаю, почти все законнейшие кандидаты на высылку за границу”. И дальше, срываясь уже на крик: “Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих „военных шпионов” изловить и излавливать постоянно и систематически и высылать за границу”.
И это происходит в то время, когда, при всей яркости звезд на культурном небосводе, ученых людей в полуграмотной, нищей, обескровленной революциями и войнами России катастрофически не хватает.

В то время как профессора и писатели ломают голову над мировыми проблемами, их судьба уже решена. За лето цекисты и чекисты подготовили проскрипционные списки. Назначен час “икс” — ночь с 16 на 17 августа. Облава начинается...
Один из кандидатов в изгнанники — Николай Александрович Бердяев.

18-м августа датируется протокол допроса, учиненного помощником начальника 4-го отделения Секретного отдела Бахваловым.

“Вопрос. Скажите, гр-н Бердяев, ваши взгляды на структуру Советской власти и на систему пролетарского государства.
Ответ. По убеждениям своим не могу стать на классовую точку зрения и одинаково считаю узкой, ограниченной и своекорыстной и идеологию дворянскую, и идеологию крестьянскую, и идеологию пролетариата, и идеологию буржуазии. Стою на точке зрения человека и человечества, которым должны подчиняться все иные классовые организации и партии. Свою собственную идеологию считаю аристократичной, но не в сословном смысле, а в смысле господства лучшего, наиболее умного, талантливого, образованного, благородного. Демократию считаю ошибочной потому, что она стоит на точке зрения господства большинства... Впрочем, возрождение общества и <...> правды может быть основано на духовном возрождении человека и народа. Не верю в <...> военные и материальные пути возрождения. Думаю, что в России нет пролетарского государства, потому что большинство русского народа крестьяне.
Вопрос. Скажите ваше отношение к таким методам борьбы с Советской властью, как забастовка профессоров.
Ответ. Я недостаточно знаю этот факт и не могу окончательно судить в этом деле. Если профессора борются за интересы науки и знания, то это я считаю правомерным как борьбу, если же стоят исключительно на экономической точке зрения, то считаю ошибочным.
Вопрос. Скажите ваши взгляды на политику Советской власти в области высшей школы и отношение к реформе ея.
Ответ. Не сочувствую политике Советской власти относительно высшей школы, поскольку она нарушает свободу науки и преподавания и стесняет свободу прежней философии.
На следующий день Бахвалов снова вызвал своего подследственного и объявил ему ошеломляющую новость: решением ГПУ он за антисоветскую деятельность высылается за границу. “Когда мне сказали, что меня высылают, у меня сделалась тоска, — вспоминал Бердяев. — Я не хотел эмигрировать, и у меня было отталкивание от эмиграции, с которой я не хотел слиться. Но вместе с тем было чувство, что я попаду в более свободный мир и смогу дышать более свободным воздухом...”
Сначала Бахвалов показал своему подопечному постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и предъявлении обвинения, обязательное в каждом следственном производстве. Бердяев запротестовал и, верный своим принципам, зафиксировал протест на бумаге:
“...Постановление о привлечении меня в качестве обвиняемого... прочел и не признаю себя виновным в том, что занимался антисоветской деятельностью, и особенно не считаю себя виновным в том, что в момент военных затруднений для РСФСР занимался контрреволюционной деятельностью”.
— Гражданин Бердяев, — объяснил ему следователь, — это ничего не меняет. Ваша судьба уже решена. Вам надо только написать заявление о выезде за границу. Об остальном позаботится ГПУ.


“Заключение
1922 года, августа 19 дня. Я, сотрудник 4 отделения СО ГПУ Бахвалов, рассмотрел дело... о Бердяеве Николае Александровиче... нашел следующее:
С момента октябрьского переворота и до настоящего времени он не только не примирился с существующей в России в течение 5 лет Рабоче-крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности, причем в момент внешних затруднений для РСФСР Бердяев свою контрреволюционную деятельность усиливал. Все это подтверждается имеющимся в деле агентурным материалом (единственный материал в деле, который можно назвать “агентурным”, — это все то же высосанное из пальца смехотворное показание Виноградского двухгодичной давности. — В. Ш.).
А посему, на основании п. 2 лит. Е положения о ГПУ от 6.2 с. г., в целях пресечения дальнейшей антисоветской деятельности Бердяева Николая Александровича полагаю: его выслать из пределов РСФСР за границу БЕССРОЧНО.

“Подписка
Дана сия мною, гражданином Бердяевым Н. А., СО ГПУ в том, что обязуюсь: 1) выехать за границу согласно решению Коллегии ГПУ за свой счет, 2) в течение семи дней после освобождения ликвидировать все свои личные и служебные дела и получить необходимые для выезда за границу документы, 3) по истечении семи дней обязуюсь явиться в СО ГПУ к начальнику 4 отделения т. Решетову. Мне объявлено, что неявка в указанный срок будет рассматриваться, как побег из-под стражи со всеми вытекающими последствиями, в чем и подписуюсь”.
И еще:
“Подписка
Дана сия мною, гражданином Бердяевым Н. А., Государственному Политическому Управлению в том, что обязуюсь не возвращаться на территорию РСФСР без разрешения органов Советской власти.
Статья 71-я Уголовного кодекса РСФСР, карающая за самовольное возвращение в пределы РСФСР высшей мерой наказания, мне объявлена, в чем и подписуюсь”.

http://www.humanities.edu.ru/db/msg/31735

Сообщение отредактировал Вик - Сегодня, 9:23


--------------------
Виктор.
Господин Правдун.

СПАСЕМ ПЕТЕРБУРГ

Оставьте свою подпись на сайте: http://bashne.net/

http://mesembria.ru/




          ответить
 #2     Сегодня, 12:35
 Кирилл
а мне вот кажется, что в советском интернационализме всё же была какая-то частичка русской идеи. В России времён революции среди некоторых слоёв населения всё ж было самостоятельное мышление. Люди не боялись мировой новизны.

"Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем..."

Так вот, этот самый мировой пожар и был новизной в мировом масштабе. Европа боялась будущего, а Россия смело туда шагала.

Т.е. русская идея, как мне кажется, тесно связана с мировой новизной.

Другое дело, что эта мировая новизна принесла столько бед.

А в нашем типичном западничестве конечно ничего нового нет.
Следование за Западом - это путь деградации, застой мысли.

Потому западничество и интернационализм - разные вещи.

Сообщение отредактировал Кирилл - Сегодня, 12:36




          ответить

Быстрый ответОтветить в данную темуНачать новую тему

> Быстрый ответ
Полужирный
Курсив
Подчеркнутый
Вставить изображение
Смайлики
Цитата
Код
 
 Отправлять уведомления об ответах на e-mail |  Включить смайлики |  Добавить подпись
   

 

Текстовая версия Сейчас: 22.9.2010, 17:12
Рейтинг@Mail.ruРейтинг@Mail.ru