Андреевская энциклопедия

Маркс, Карл Генрих (1818–1883)

Метонимия основатель доктрины.
По-англ. Marx, Karl

немецкий политический теоретик, социолог и экономист, от которого движение, известное как марксизм, получило свое имя и многие идеи. Опубликовал (совместно с Энгельсом) «Коммунистический манифест» (1848) и написал классический 3-томный «Капитал» (1867, 1885, 1894).

Текст статьи
    1.
    2.
    3.
Галерея
Использованные источники
Ссылки на тексты Д. Андреева
Ссылки на тексты А. Андреевой
Ссылки на сопроводительные материалы к текстам Д. Андреева
Локальные ссылки
Внешние ссылки
Библиография
Цитаты
Литературное приложение

мыслитель и общественный деятель, основоположник марксизма. Родился в г. Трир (Германия) в семье адвоката. В 1835-41 учился на юридическом факультете Боннского, затем Берлинского университета. С 1842 редактор демократической "Рейнской газеты". В 1843 переехал в Париж, где познакомился с представителями социалистического и демократического движения в 1844 началась дружба Маркса с Ф. Энгельсом. В 1845 Маркс переехал в Брюссель. В период революционных событий в Европе 1848-49 активно участвовал в работе международной организации "Союз коммунистов" и вместе с Энгельсом написал ее программу "Манифест Коммунистической партии" (1848). В июне 1848 - мае 1849 Маркс и Энгельс издавали в Кельне "Новую Рейнскую газету" (Маркс - главный редактор). После поражения революции Маркс выехал в Париж, а в августе 1849 переехал в Лондон, где прожил до конца жизни. Теоретическую и общественную деятельность продолжал благодаря материальной помощи Энгельса. Маркс был организатором и лидером 1-го Интернационала (1864-76). В 1867 вышел главный труд Маркса - "Капитал" (т. 1); работу над следующими томами Маркс не завершил, их подготовил к изданию Энгельс (т. 2, 1885; т. 3, 1894). В последние годы жизни Маркс активно участвовал в формировании пролетарских партий. В середине 40-х гг. произошел переход Маркса от идеализма и революционного демократизма к материализму и коммунизму. Маркс разработал принципы материалистического понимания истории (исторический материализм), теорию прибавочной стоимости, исследовал развитие капитализма и выдвинул положение о неизбежности его гибели и перехода к коммунизму в результате пролетарской революции. Идеи Маркса оказали значительное влияние на социальную мысль и историю общества в кон. 19-20 в. Основные труды: "Экономическо-философские рукописи" (1844); "К критике гегелевской философии права" (1844); "Святое семейство" (1845), "Немецкая идеология" (1845-46), обе совместно с Ф. Энгельсом; "Нищета философии" (1847); "Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г." (1850); "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" (1852); "Гражданская война во Франции" (1871); "Критика Готской программы" (1875). Маркс был организатором и вождем основанного 28 сентября 1864 в Лондоне 1-го Интернационала. Маркс стремился объединить рабочее движение разных стран, вел решительную борьбу против прудонистов, лассальянцев, бакунистов. В 1867 был опубликован 1-й том "Капитала" - основного труда Маркса, в котором дан анализ развития капитализма и его исторических пределов. Работу над 2-м и 3-м томами "Капитала" Маркс не закончил. Их подготовил к изданию Энгельс. В написанной в 1875 "Критике Готской программы" Маркс подверг критике ошибки руководителей германской социал-демократии, разработал вопрос о двух фазах коммунизма. После роспуска 1-го Интернационала (1876) Маркс выдвинул в качестве основной политической задачи создание пролетарских партий в отдельных странах. Продолжателем дела Маркса и Энгельса считал себя Ленин, «развивший» марксистское учение в новых исторических условиях. (Большой энциклопедический словарь).

социолог, экономист и политич. деятель, род. в 1818 г. в Трире. Отец его, адвокат, был крещеный еврей. М. изучал в Бонне и Берлине право и философию и готовился к профессуре, но отказался от нее, когда друг его, Бруно Бауер, был лишен, за свободомыслие, доцентуры на богословском факультете боннского университета. Был сотрудником, потом фактическим редактором основанной в 1842 г. в Кельне "Рейнской Газеты", просуществовавшей менее 1 1/2 лет и с особенною энергиею отстаивавшей свободу печати. Важнейшие статьи М. в "Рейнской Газете" посвящены критике заседаний рейнского провинциального ландтага. Заслуживает также внимание резкая статья против исторической школы права (специально - против Гуго): "Das philosophische Manifest der historischen Rechtsschule" (в приложении к № 221 за 1842 г.). После запрещения "Рейнской Газеты", в числе сотрудников которой были Гейне, Прутц, братья Бауеры, Штирнер, - Маркс переселился в Париж и основал здесь, вместе с Арнольдом Руге, журнал "Deutsch-franzosische Jahrbucher", которого вышло всего два №№, в одной книжке (сохранилось любопытное свидетельство о впечатлении, произведенном этим журналом на Белинского; см. Пыпин, "Жизнь Белинского", стр. 242 - 243). Вскоре М., ставший уже социалистом, разошелся с Руге, который остался политическим радикалом: в это же время М. сблизился на всю жизнь с Фридрихом Энгельсом, в сотрудничестве с которым составил полемическую книгу против своих прежних друзей и единомышленников, братьев Бауеров с товарищами: "Die Heilige Familie oder Kritik der Kritischen Kritik" (Франкф. на M., 1845; "Heilige Familie" была ироническая кличка берлинского кружка Бауеров; Энгельсу принадлежит менее 1/10 книги; глава о франц. материализме из "Heilige Familie" перепечатана в "Neue Zeit" за 1886 г.). Продолжением "Deutsch-franzosische Jarhbucher" явился еженедельник: "Vorwarts", при участии Гейне, М. и др. издававшийся в Париже Бернштейном. Резкие нападки этого журнала на прусское правительство раздражили последнее, и оно добилось от Гизо высылки М., который, вместе с Энгельсом, перебрался в Брюссель. Здесь он принялся за пропаганду среди немецких и местных рабочих и написал на франц. яз: "Misere de la philosophic, reponse a la philosophic de la misere de M. Proudhon" (Брюсс. и Пар., 1847; дополнением к этой работе служит обширная статья против немецкого социалиста К. Грюна в "WestphaIische Dampfboot", 1887). В 1847 г. М. и Энгельс вступили в тайный международный "союз коммунистов" и составили, по его поручению, "манифест коммунистической парии". После февральских дней 1848 г. М. вернулся во Францию, а после мартовских - в Германию, где стал во главе "Новой Рейнской Газеты", просуществовавшей меньше года и защищавшей интересы пролетариата. Дважды за это время М. привлекался к суду присяжных и оба раза был оправдан.
После окончательного торжества реакции М., вышедший, во время своего пребывания в Брюсселе, из прусского подданства, подвергся высылке из Германии, скоро вынужден был удалиться и из Парижа и навсегда поселился в Лондоне. Здесь он стал издавать журнал "Neue Rheinische Zeitung" (вышло 6 выпусков, Гамбург, 1850), в котором поместил, между прочим, обзор революционных событий во Франции, недавно переизданный, с предисловием Энгельса: "Die Klassenkampfe in Frankreich, 1848 - 1850" (Б., 1895). Продолжением этого обзора явилось сочинение: "Der 18-te Brumaire des Napoleon Bonaparte" (3 изд., Гамбург, 1885 г.). Для заработка М., терпевший в это время сильную материальную нужду, сделался сотрудником "New-Jork Tribune", куда посылал до начала 60-х гг. целые экономические и политические обзоры (ожидается издание их в немецком переводе). В 1859 г. вышел в Берлине его трактат: "Zur Kritik der politischen Oekonomie" (русск. перев.: "Критика некоторых положений политической экономии", М. 1896 г.), посвященный теории ценности и денег. Предисловие "Zur Kritik" содержит научную автобиографию М. и его социологическую profession de foi. Намеченная здесь программа обширного экономического труда в большей своей части осуществлена М. в главном сочинении его: "Das Kapital. Kritik d. politischen Oekonomie", лишь первый том которого ("Процесс производства капитала") автор сам успел выпустить в свет (1867; оригинал выдержал 4 издания; есть русский пер., СПб., 1870); два следующие тома изданы Энгельсом в 1885 г. (русск. пер. СПб. 1885) и в 1894 г. Второй том исследует "процесс обращения капитала", третий - "совокупный процесс капиталистического производства"; четвертый том, заключающий в себе историю учений о прибавочной ценности, будет издан Каутским. В 1864 г., с основанием "международной ассоциации рабочих", М. вновь представилась возможность практически воздействовать на рабочий класс, в качестве фактического главы "Ассоциации". Деятельность эта формально прекратилась в 70-х гг., когда сама "ассоциация" перестала существовать. По словам П. В. Анненкова, "М. представлял из себя тип человека, сложенного из энергии воли и несокрушимого убеждения.... Все его движения были угловаты, но смелы и самонадеянны; все приемы шли наперекор с принятыми обрядами в людских сношениях, но были горды и как-то презрительны, а резкий голос, звучавший как металл, шел удивительно к радикальным приговорам над лицами и предметами, которые он произносил. М. и не говорил иначе, как такими безапелляционными приговорами, над которыми, впрочем, еще царствовала одна до боли резкая нота, покрывавшая все, что он говорил. Нота выражала твердое убеждение в своем призвании управлять умами, законодательствовать над ними и вести их за собой" ("Замечательное десятилетие, 1838 - 1848", в сборнике "Воспоминания и критические очерки", т. III, стр. 156). В эту характеристику лица, более близкие к М., как Лафарг и Лесснер, вносят существенные поправки, указывая, что этот суровый с виду человек отнюдь не был чужд душевной мягкости.
М. прошел через школу гегелевской философии, но никогда не был правоверным гегельянцем. В литературе он сперва заявляет себя последователем Фейербаха, но уже в первых подписанных его работах в "Deutsch-franzosische Jabrbucher" явственно выступают элементы, заимствованные не у немецких философов, а у франц. историков и социалистов (особенно у Сен-Симона и сен-симонистов). Развивая фейербаховские идеи в смысли социалистической системы естественного права, М. в "Heilige Familie" противопоставляет эту систему "реального гуманизма" "спиритуализму" или "спекулятивному идеализму" Бауеров, "чистая критика" которых носила индивидуалистический характер, а по своему практическому значению приводила к анархизму, с аристократической окраской. Но уже и в "Heilige Familie" М. гораздо больше апеллирует к истории и совершающейся в ней борьбе общественных классов, чем к "природе человека". Затем из мировоззрения М. быстро исчезает "гуманизм" в духе Фейербаха, и оно окончательно слагается в форму научного социализма. Свои счеты с немецкой философией М. и Энгельс подвели в специальном философском трактате, оставшемся не напечатанным (см. Engels, "Ludwig Feuerbach", 2 изд., Штуттгардт, 1895); но этот умственный перелом достаточно ясно отразился в полемике с Прудоном и с прежними немецкими единомышленниками М. Он относится ко времени пребывания М. в Брюсселе, где около М. образуется целый кружок единомышленников; вносящих, вместе с своим главой, совершенно новую струю и в рабочее движение, и в социалистическую литературу. Влияния на М. со стороны Энгельса, который уже в 1845 г. выпустил замечательную книгу: "Положение рабочего класса в Англии", отрицать нельзя; но в самых существенных пунктах обратное влияние М. на Энгельса было несравненно сильнее. В духовном творчестве М. слились три крупные умственные течения новейшего времени: английская политическая экономия, французский социализм и немецкая философия, и дали новый и совершенно своеобразный продукт. К 1847 г. выработка нового мировоззрения М. закончена; дальнейший умственный труд его сводится к исследованию, на основе этого мировоззрения, современного экономического строя и основных тенденций его развития. Наименее выработанными и наименее ясными остались метафизические и гносеологические воззрения М. От немецкой идеалистической философии М. и Энгельс формально сохранили ее диалектический метод; но, поставив гегелевскую диалектику, которая у самого Гегеля стояла "кверх ногами", "на ноги", т. е. вложив в чисто формальный метод совершенно реальное содержание, М. проводил под этим названием две точки зрения: 1) эволюции и 2) относительности. Все развивается; абсолютных истин и абсолютных понятий нет.
Социологическое учение М., известное под названием экономического (исторического, диалектического) материализма или материалистического понимания истории, генетически связано с метафизическим материализмом, но, по своему существу, является независимым от какой-либо метафизической доктрины и есть построение, относящееся исключительно к сфере положительной науки. Лежащее в основе этой концепции положение о первенстве бытия над сознанием, равно как и положение о бессознательном характере общественной эволюции, не имеют у М. метафизического характера, а выводятся им из исторических фактов. Материалистическое пoниманиe истории (materialistische Geschichtsauffassung), служащее фундаментом научной системы и практических идеалов М., он сам формулировал в следующих положениях: "в общественном производстве, служащем поддержанию жизни, люди вступают в определенные, необходимые, не зависящие от их воли отношения, которые соответствуют определенной ступени развития материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений образует экономическую структуру общества, реальный базис, над которым возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные общественные формы сознания. Способом производства материальной жизни обусловливается социальный, политический и духовный процесс жизни. Не сознание людей определяет их бытие, а наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в столкновение с существующими производственными отношениями, в рамках которых они до тех пор существовали - или, что есть лишь юридическое выражение того же явления, с отношениями собственности. Тогда наступает эпоха социального переворота" (предисловие к "Zur Kritik"). "Производственные отношения" (Productionsverhaltnisse), таким образом, у М. понятие coциально-юридическое; но эволюцию производственных отношений он ставит в зависимость от развития производительных сил, от той меры власти человека над природой, которая выражается в технике. "Никакая общественная формация не погибает, не развив всех производительных сил, для которых она дает достаточный простор; новые производственные отношения никогда не возникают прежде, чем в недрах старого общества не будут подготовлены материальные условия их существования" (там же).
Во всяком историческом обществе данные производственные отношения выражаются в его классовом расчленении; история всех доныне существовавших обществ есть история борьбы классов". Всякая политическая борьба есть, в своей основе, борьба классовая - и, наоборот, всякая классовая борьба есть борьба политическая. Каждой общественной формации соответствуют свои особые экономические категории. Последние (ценность, капитал, заработная плата, рента) носят, поэтому, исторический характер. В виде этих экономических категорий, в сознании участвующих в производстве лиц отражаются их собственные производственные отношения. Богатство капиталистического общества состоит из массы товаров. Всякий товар представляет, во-1-х ценность потребительную и, во2-х, ценность меновую. Потребительская ценность товаров вытекает из тех многоразличных естественных свойств предметов, благодаря которым они служат для удовлетворения разнообразных потребностей человека; меновая ценность есть исторически определенный "общественный способ выражать труд, затраченный на производство вещи" - но в сознании его участников она выступает как отношение между вещами и их свойство. Это овеществление общественных отношений, в силу которого они являются для человека внешними вещами и силами, М. называет "фетишизмом" товарного производства и прослеживает его на всех экономических категориях. Меновая ценность определяется, в конечном счете, затратой общественно-необходимого рабочего времени. Из положения, что товары обмениваются по своей трудовой ценности, М. выводит свою теорию капитала. Капитал есть ценность, рождающая прибавочную ценность; но вещная форма капитала есть лишь маска, выражающая исторически определенное общественное отношение между людьми в процессе производства. Это отношение специально характеризует буржуазное общество и сводятся к покупке рабочей силы капиталистами, с целью производства прибавочной ценности, и продаже рабочей силы рабочими, с целью поддержания существования. Имущественная масса становится капиталом только при вполне определенных общественных условиях. Прибавочная ценность, ради которой существует капиталистическое производство, возникает вследствие той особенности рабочей силы, что она, являясь товаром, в тоже время служит и источником ценности. Ценность рабочей силы, как и всякого другого товара, определяется издержками производства или воспроизведения, т. е. суммою средств существования, необходимых, при данных исторических условиях, для поддержания жизни рабочего. Но рабочий, в процессе производства, создает ценность большую чем ценность рабочей силы, как товара. Отсюда получается прибавочная ценность, создаваемая в процессе производства и лишь реализуемая в процессе обращения.
Капитал предпринимателя в процессе производства, по М. распадается на две части - капитал постоянный и капитал переменный. Лишь часть капитала, превращаемая в рабочую силу (переменный капитал), создает прибавочную ценность; постоянный же капитал переносит на новый продукт лишь свою собственную ценность, целиком (напр. сырье) или частями (напр. машины). Отношение между прибавочной ценностью и переменным капиталом М. называет нормой прибавочной ценности; этим отношением измеряется степень эксплуатации рабочей силы. Рабочий день состоит из необходимого рабочего времени, в течение которого рабочий создает ценность, равную ценности рабочей силы (т. е. заработной плате) - и прибавочного рабочего времени, в течение которого создается прибавочный продукт. Путем удлинения рабочего дня создается абсолютная прибавочная ценность, путем сокращения необходимого рабочего времени - относительная прибавочная ценность. Первый том "Капитала" содержит целый ряд детальных, исследований, в значительной мере исторического характера, посвященных условиям производства абсолютной и относительной прибавочной ценности. Таковы длина рабочего дня (тут рассматривается, между прочим, история английского фабричного законодательства), кооперация в разделение труда в мануфактуре и современном машинном производстве, изменение отношения между заработной платою и прибавочной ценностью, в зависимости от длины рабочего дня, интенсивности труда и его производительности. Теория заработной платы, развиваемая М., стоит в тесной связи с его теорией населения. Абсолютного закона населения нет; каждой общественно-экономической формации присущ свой особый закон населения. В капиталистическом хозяйстве неизбежно создается избыточное рабочее население, вследствие прогрессивного относительного возрастания в производстве постоянного капитала на счет переменного; это возрастание есть не что иное, как рост производительных сил общества, прогресс техники, при данных общественных отношениях выражающийся в перенаселении. Избыточное рабочее население есть одновременно и результат, и необходимое условие капиталистического хозяйства. Обищие колебания заработной платы, по М. (в противоположность Мальтусу), зависят не от абсолютного числа рабочих, а от отношения, в котором рабочее население распадается на действующую и резервную армию.
Таким образом М. решительно отрицает основные предпосылки так наз. "железного закона заработной платы". В I т. "Капитала" М., ради строгологического развития теории прибавочной ценности, рассматривал капитал только с его самой существенной стороны - как общественное отношение между капиталистомпокупателем и рабочим-продавцом рабочей силы. Но капиталом объемлется также общественное отношение между капиталистами, выражающееся в их взаимной конкуренции; оно рассматривается в III т. "Капитала". Отношение во всем капитале переменной и постоянной его доли М. называет органическим составом капитала. Средний уровень прибыли соответствует среднему органическому составу капитала, и он-то и устанавливается конкуренцией. Отдельные капиталисты уподобляются пайщикам, получающим из общей массы прибавочной ценности дивиденд, пропорционально вложенным ими капиталам. Закон трудовой ценности не осуществляется в каждом индивидуальном обмене, потому что, вследствие тенденции прибыли к одному уровню, одни товары должны обмениваться ниже, другие - выше своей трудовой ценности; но этот закон управляет движением цен, которые понижаются - с ростом и повышаются - с падением производительности труда. В короткие периоды изменения в ценах товаров, по М., прежде всего объясняются изменением общей суммы потребного для производства этих товаров рабочего времени, так как для изменения среднего уровня прибыли требуется очень продолжительный период. Общая масса ценности и прибавочной ценности, т. е. границы той и другой, и средний уровень прибыли определяются законом трудовой ценности. Вне действия этого закона абсолютно невозможно понять, почему средний уровень прибыли, устанавливаемый конкуренцией, представляет именно данную, а не какую-нибудь иную величину. Относительное возрастание постоянного капитала, т. е. рост общественной производительной силы труда, выражается, в капиталистическом хозяйстве, в прогрессивном падении среднего уровня прибыли. В теории ренты Маркс частью развивает и дополняет основные положения классической теории Рикардо, частью проводит совершенно оригинальные взгляды. Он допускает не только существование ренты с лучших участков земли (ренты дифференциальной), но и ренты абсолютной. Последняя, получаемая с наихудших участков земли, вытекает из монопольного характера поземельной собственности, в силу которого ее обладатели могут получить в свою пользу долю общей прибавочной ценности, при других условиях им недоступную.
Связь между экономическими воззрениями М. и социалистическим его идеалом лежит не в теории трудовой ценности, а в опирающемся на общую социологическую концепцию М. учении его об исторических тенденциях. развития капиталистического хозяйства или капитализма, отличающем социализм М. от прочих социалистических систем. Исходными фактами капитализма Маркс считает экспроприацию непосредственных производителей, их освобождение от средств производства, т. е. превращение их в наемных рабочих, и подчинение производства обмену. Господство капитала превращает всякое производство в товарное и подчиняет его конкуренции. Конкуренция между капиталистами приводит к все большей концентрации в немногих руках средств производства, которые из собственности непосредственных производителей превращаются в "общественные силы производства" (geselischaftliche Potenzen des Production), лишь монополизированные капиталистами. Самый процесс производства становится, вследствие кооперации и разделения труда, все более и более общественным. Это "обобществление труда" неизбежно приведет к столкновению капиталистического способа производства ("производительные силы") с стесняющим его капиталистическим способом присвоения ("производственные отношения"). Из этого столкновения есть только один исход - превращение средств производства в достояние всего общества. Процесс капиталистического развития создает и организует, в лице промышленного пролетариата, общественную силу, заинтересованную в коренном преобразовании народного хозяйства и могущую его осуществить. Другая особенность М., как социалиста, состоит в том, что ему совершенно чужды всякие планы устройства "будущего общества". Он сознательно ограничивается тем, что намечает основные тенденции и конечную цель развития.
Место, занимаемое М. в политической экономии, определяется тем, что он, являясь, в анализе современного хозяйственного строя, вполне оригинальным продолжателем английской классической школы, в тоже время - самый последовательный представитель исторического направления, строющий свое экономическое учение на основе широкой социологической концепции чисто эволюционного характера. С так наз. "исторической школой" Рошера и Книса М. не имеет ничего общего. Научное значение М. и его учения оценивается по существу весьма различно представителями разных научных и общественных направлений. Резюме этих оценок дать невозможно: гораздо легче в настоящее время подвести итог чисто формальной оценке М. в научной литературе. Как признает один из самых резких критиков М., Бэм-Баверк, считающий всю научную систему М. "карточным домиком", М. - гениальный мыслитель, "оказавший огромное влияние на мышление и чувства целых поколений". На такой формальной оценке М. сходятся большинство серьезных представителей экономической науки (ср. напр. отзывы Вагнера и Шеля). После Рикардо и Мальтуса, М. - самый влиятельный экономист новейшего времени, хотя среди представителей экономической науки очень мало последователей М.: он влиял на ученых, по преимуществу, возбуждая оппозицию. Школу М. составляют на Западе лишь теоретики социал-демократии - Энгельс, Каутский, Бернштейн, Конрад Шмидт и мн. др., преимущественно немецкие писатели. На русскую экономическую литературу М. оказал очень сильное и непосредственное влияние. Его теория ценности и капитала принимается многими, и притом весьма известными русскими экономистами (Зибер, Чупров, Исаев, Иванюков, Яроцкий, Скворцов, Коссовский и др.), большею частью, однако, без того социологического обоснования, которое эта теория имеет у самого М. и в своеобразном, не встречающемся на Западе, сочетании с идеями так называемой этической школы (катедер-социалистов). Безусловным "марксистом" был покойный Зибер. Особенно могущественно было на Западе влияние М. как социалиста и политического деятеля. Научный социализм М. стал теоретической основой рабочего движения всюду, где оно носит ясно выраженный социалистический характер. Исходя из положения, что освобождение рабочих должно быть их собственным делом и что современная государственная власть есть лишь исполнительный комитет господствующих классов, М. безусловно отрицательно относится к государственному социализму. С его точки зрения социалистическая организация общества возможна и желательна лишь после перехода государственного механизма в руки пролетариата. До этого момента государственное вмешательство желательно, по М., лишь в тех случаях, когда оно, не усиливая современной государственной власти, содействует подъему пролетариата. В других случаях М. его отвергает; поэтому-то столь часто сходятся на практике теоретические антиподы - манчестерцы и последователи М. На Германию он влиял особенно сильно как руководитель Либкнехта и Бебеля. Для практической деятельности М. резко выдвигал значение сознательного понимания рабочим классом условий своего существования и своей борьбы (см. в "Воспоминаниях" Анненкова описание характерного столкновения М. с Вейтлингом). Бакунину, позднейшему антагонисту М. по "Междунар. Асс.", это представлялось резонерством и "теоретическим сумасшествием", и он еще в 1847 г. писал Анненкову из Брюсселя: "М. портит работников, делая из них резонеров". (Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона).

немецкий философ, экономист, публицист и политический деятель Учился на юридических факультетах университетов в Бонне и Берлине. Доктор философии (диссертация «Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура», 1841). Сотрудничал в радикальных изданиях Германии, Франции, Бельгии, Англии, США, Австрии. С начала 50-х гг. жил в Лондоне как политический эмигрант. Играл значительную роль в развитии международ¬ного рабочего движения в 60 – 70-х гг. 19 века. В философском наследии Маркса наиболее значимы идеи, относящиеся к антропологии и философии истории (Экономическо-философские рукописи, 1844, Немецкая идеология, совместно с Ф. Энгельсом, 1В44 – 45), служащие основанием его социологических и экономических концепций («Критика политической экономии, 1857 – 58, Капитал, т. 1, 1867). По стилистике мышления и проблематике Маркс примыкает к традиции европейского гуманизма. Испытал большое влияние Гегеля и затем Фейербаха, вслед за которым он отказывается от признания разума в качестве специфической характеристики человека (как рода и индивида), усматривая его сущность прежде всею в практике, деятельности, изначально общественной по своей природе (человек есть ансамбль общественных отношений, Тезисы о Фейербахе, 1845). Маркс выделяет многообразные формы, исторические типы и способы организация практической жизни. Эти складывающиеся в общественном бытии устойчивые компоненты, формы и отношения – язык, возрастные и ген-дерные стереотипы, семейно родственные связи, позиции в разделении труда и профессиональной деятельности (социальные роли), моральные и правовые нормы, национально культурные традиции, религиозные ориентации и т. д. – существуют независимо от воли и желания отдельного человека и интериоризируются им. Они существуют и обособленно от индивида в виде различных институтов, организаций корпораций и т. д., но, включенные в личностные структуры людей, внутренний мир сознание, мораль. Т. о., сущностные силы человека как родового существа выступают по отношению к нему как индивиду как сипы отчужденные, господствующие над его жизнью отчуждение человека (Entausserung.Enrfremdmig) предстает как ею самоотчуждение (Selbstentfremdung) Противо¬положный по своей направленности процесс самоосвобождения (эмансипации) человека понимается как освоение (Aoeignung) человек должен освоить, сделать своим внутрен¬ним достоянием отчужденны от него силы.
Эта перспектива определила и философию истории Маркса, построенную на рефлексивном взаимоотношении понятий отчуждение и освоение переход к освоению человеком своих сущностных сил базируется на преодолении «отчуж¬денного труда, представленного в эксплуатации человека человеком и господстве частной собственности. Соответствен¬но, историй человечества истолковывается как последовательность трех основных эпох. Первая – эпоха господства отно¬шений личной зависимости на ранних (разах истории, когда народы и цивилизации оторваны друг от друга, а индивид прочно вписан в пределы социальных организаций типа общины, касты, сословия и т. п. Практически под данную категорию у Маркса подводится вся история человечества до периода смены т. н. традиционных обществ современным «индустриальным обществом. Вторая ступень характеризуется господством отношений личной независимости, чему соответствует система универсальною общественного обмена веществ, универсальных отношений, всеобщих потребностей и универсальных потенций (Маркс К., Энгельс Ф., Соч, 2-е изд, т 46, ч 1, с 101). Речь идет об индустриальном обществе с единым мировым финансовым рынком, господством наемного труда и правовым обеспечением личной свободы индивида Господство социального отчуждения на этой стадии принимает уже не личную, а вещную форму и наиболее наглядно выражено в деньгах Личная независимость в сочетании с вещной зависимостью, овеществлением определяет эту стадию общественного развития. Переход к третьей ступени, к стадии освоения, означает ликвидацию господства отчужденных и овеществленных сил подчинение их личностному развитию индивидов На этой стадии должна господствовать свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и превращении их коллективной, общественной производительности в общественное достояние (там же, с. 100). Становление этой новой исторической формы, которую Маркс называет концом предыстории человечества, он связывает с закатом эры наемного труда неуклонным возрастанием свободного времени как пространства свободного развития личности, с переходом всей сферы производящей практики в ведение. Социальная структура общества, концепция социального изменения, специфика общественных конфликтов – все это осмысляется им с позиции признания субстанциального характера производящей практики (труд, «инструментальная деятельность, промышленное производство и типов его организании.
Социологический проект будущего представлен у Маркса а концепциях классового конфликта и социального изменения (классовый) конфликт – не аномалия а повседневная норма существования общества с классовой структрой. Общество основную социальную структуру которого составляют наемные работники и капиталисты, Маркс называет капиталистическим Фундаментальные интересы (осознанные и неосознанные потребности) этих классов полярно противоположны – прежде всего в сфере производства и распределения один класс только производит второй – только владеет Управление, надзор, принуждение к наиболее эффективному и дешевому труду – одна из наиболее важных сфер деятельности капиталиста. С другой стороны борьба за со¬кращение рабочего времени, улучшение условий труда по¬вышение оплаты, участие в прибыли, страхование рамичного ущерба, причиняемого работнику на производстве пенси¬онное обеспечение, доступное образование и т. п. – таков комплекс требований со стороны наемных работников включающий в себя норматив социальной справедливости прежде всего равенства в распределении и потреблении произво¬димого продукта, что означает ликвидацию капитала частной собственности и реорганизацию производящей практики на социалистических началах. Общество, основывающееся на наемном труде и капитале ведущее постоянную классовую борьбу (Маркс иногда называет ее «внутренней гражданской войной) крайне динамично сравнительно с предшествующими типами обществ. Специфика социальных изменений данном типе общества понимается у Маркса как постепенное накопление общественного богатства (и материального, и сконцентрированного в самом человеке как развитие его способностей и многосторонних потенций) которое достигает некоей границы, с преодолением которой меняется общий характер производства с его полярностями труда и капитала И то, и другое уходят в прошлое, заменяются свободным ассоциированным трудом. Началом перехода к данной исторической ступени Маркс считал политический переворот, завоевание людьми наемного труда государственной власти с последующими преобразованиями в системе производства, распределения и потребления. По Марксу капиталистическая экономика базируется на существовании прибавочной стоимости составляющей цель и условие всякого капиталистического производства. Наемный работник лишь часть рабочего времени работает на себя, в остальное же время создает т. н. прибавочный продукт, денежное выражение которого (прибавочная стоимость) пол¬ностью принадлежит собственнику основных средств производства. Экономические стимулы движущие силы эволю¬ции производства и основывающихся на нем социальных отношений и институтов Маркс видел в деятельности капитала. Получение наивысшей прибыли как основная цель производства стимулирует не только сокращение издержек, но и совершенствование производственного процесса в целом Экономический рост, расширенное воспроизводство, постоянный технологический прогресс – закон для такого типа производства. Принимая все новые формы, разрастаясь до планетар¬ных масштабов, капитал с неизбежностью создает материаль¬ное богатство, позволяющее на его основе начать переход к коренным социальным преобразованиям – медленным или быстрым, революционным или реформационным. (Новая философская энциклопедия [49444]).








Капиталист: Вы проиграли, мистер Маркс!
Capitalist: You lost, Mr. Marx!
The picture by Vladimir Mochalov (Moscow)

.

на тексты Д. Андреева

темных вестников мы чаще встречаем не в искусстве, а в философии и в науке. Это, например, <...> Маркс, ухватившийся за одно из колес передаточного механизма, каким является экономика, и провозгласивший его единственность и верховность (2: 375).

Выразители воинствующе-рассудочного умонастроения, унаследованного от энциклопедистов и усилившегося в связи со стремительными успехами естественных наук, умы эти возвели некоторые положения современного им материализма в завет, в краеугольный догмат, ни разу не высказав догадки о том, что те же самые естественные науки через сотню лет начнут подрывать основы этого самого догмата. Один из передаточных механизмов между народоводительствующими иерархиями и исторической действительностью – экономику – провозгласили верховным вершителем исторических судеб. Была ли эта ложь осознанной? По-видимому, нет, хотя основатель доктрины к концу жизни додумался, кажется, до того, что механизм этот движется кем-то. Но это новое понимание потребовало бы для своего включения в доктрину столь значительной ломки всего сооружения, что основатель предпочел промолчать о своем открытии. Впрочем, насколько мне известно, никаких намеков на это открытие в принадлежащих ему документах не осталось, и мое сообщение об этом основано на тех же источниках, на каких основаны вообще все те мои сообщения, которые невозможно проверить научно (2: 439).

цитата .

на тексты А. Андреевой

цитата .

на сопроводительные материалы к текстам Д. Андреева

Черный куб – здание института Маркса – Энгельса – Ленина напротив Моссовета (1: 449).

цитата .

Локальные

Авторские работы:
О нем: [Энгельс, ПСМ §1].

Внешние


Категория: Карл Маркс
http://anthropology.rchgi.spb.ru/marx/marks.html

по К. Марксу

Маркс К. Капитал: Критика политической экономии. В 3-х т. // Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч. в 9-ти т. – М.: Политиздат, 1988.

Работы XIX в. (хронологический порядок)

И.К. <Рецензия на «Капитал»> // Вестник Европы. – 1872. – Май.

Жуковский. Карл Маркс и его книга о капитале // Вестник Европы. – 1877. – Сентябрь.

Зибер; Михайловский. <Возражения Жуковскому> // Отечественные Записки. – 1877.

Зибер. Чичерин contra Маркс // Слово. – 1879–1880. # Статья.

Зибер. Д. Рикардо и К. Mаркс. – СПб., 1885. # Важнейший в русской литературе труд о Mарксе.

Чичерин. Немецкие социалисты: К. Маркс // Сборник государственных знаний Безобразова, т. 6. – 1888.

Гросс. <Брошюра о Mарксе в неполном русском переводе> / 2-е изд. – СПб., 1895.

Плеханов Г. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю / Под псевдонимом Бельтов. – СПб., 1896. # О философских и социологических воззрениях Маркса.

Булгаков< С. Что такое «трудовая ценность»? // Сборник правоведения и общественных знаний, т. 6. – СПб., 1896.

Издания советского периода (алфавитный порядок)

Лапин Н.И. Молодой Маркс / 3-е, доп. изд. – М.: Политиздат, 1986.

Меринг Ф. Карл Маркс: история его жизни. – М.: Политиздат, 1957.

Энгельс Ф. Анти-Дюринг. # Для понимания взглядов Маркса важны все сочинения Энгельса, но эта книга в особенности, причем в ней глава об истории политической экономии написана Марксом.

.

.


Христианские метакультуры Немецкие философы





Andreev encyclopædia

Marx, Karl Heinrich (1818–1883)

A metonymy founder of the doctrine.
In Russian Маркс, Карл Генрих.

was German revolutionary, sociologist, historian, and economist. He published (with Friedrich Engels) “Manifesto of the Communist Party” (1848), commonly known as, the most celebrated pamphlet in the history of the socialist movement. He also was the author of the movement's most important book, “Das Kapital”. These writings and others by Marx and Engels form the basis of the body of thought and belief known as Marxism. (See the articles socialism and Communism for full treatment of those ideologies).

Text of the article
    §1. Early years
    §2. Moving from Hegel to Feuerbach
    §3. Marriage and becoming a revolutionary
    §4. Brussels period
    §5. “The Communist Manifesto”
    §6. Early years in London
    §7. Activity in 1850–1864
    §8. Role in the First International
    §9. Bakunin’s opposition
    §10. Last years
    §11. Character
    §12. Significance
1.
    2.
    3.
Gallery
Used sources
Links to D. Andreev’s texts
Links to A. Andreeva’s texts
Links to accompanying materials to D. Andreev's texts
Local links
External links
A bibliography
Quotings
Literary supplement

§1. Early years. Karl Heinrich Marx was born in Trier (Rhine province, Prussia, modern Germany). He was the oldest surviving boy of nine children. His father, Heinrich, a successful lawyer, was a man of the Enlightenment, devoted to Kant and Voltaire, who took part in agitations for a constitution in Prussia. His mother, born Henrietta Pressburg, was from Holland. Both parents were Jewish and were descended from a long line of rabbis, but, a year or so before Karl was born, his father – probably because his professional career required it – was baptized in the Evangelical Established Church. Karl was baptized when he was six years old. Although as a youth Karl was influenced less by religion than by the critical, sometimes radical social policies of the Enlightenment, his Jewish background exposed him to prejudice and discrimination that may have led him to question the role of religion in society and contributed to his desire for social change. Marx was educated from 1830 to 1835 at the high school in Trier. Suspected of harbouring liberal teachers and pupils, the school was under police surveillance. Marx's writings during this period exhibited a spirit of Christian devotion and a longing for self-sacrifice on behalf of humanity. In October 1835 he matriculated at the University of Bonn. The courses he attended were exclusively in the humanities, in such subjects as Greek and Roman mythology and the history of art. He participated in customary student activities, fought a duel, and spent a day in jail for being drunk and disorderly. He presided at the Tavern Club, which was at odds with the more aristocratic student associations, and joined a poets' club that included some political activists. A politically rebellious student culture was, indeed, part of life at Bonn. Many students had been arrested; some were still being expelled in Marx's time, particularly as a result of an effort by students to disrupt a session of the Federal Diet at Frankfurt. Marx, however, left Bonn after a year and in October 1836 enrolled at the University of Berlin to study law and philosophy. Marx’s crucial experience at Berlin was his introduction to Hegel's philosophy, regnant there, and his adherence to the Young Hegelians. At first he felt a repugnance toward Hegel's doctrines; when Marx fell sick it was partially, as he wrote his father, “from intense vexation at having to make an idol of a view I detested.” The Hegelian pressure in the revolutionary student culture was powerful, however, and Marx joined a society called the Doctor Club, whose members were intensely involved in the new literary and philosophical movement. Their chief figure was Bruno Bauer, a young lecturer in theology, who was developing the idea that the Christian Gospels were a record not of history but of human fantasies arising from emotional needs and that Jesus had not been a historical person. Marx enrolled in a course of lectures given by Bauer on the prophet Isaiah. Bauer taught that a new social catastrophe “more tremendous” than that of the advent of Christianity was in the making. The Young Hegelians began moving rapidly toward atheism and also talked vaguely of political action. The Prussian government, fearful of the subversion latent in the Young Hegelians, soon undertook to drive them from the universities. Bauer was dismissed from his post in 1839. Marx's “most intimate friend” of this period, Adolph Rutenberg, an older journalist who had served a prison sentence for his political radicalism, pressed for a deeper social involvement.
§2. Moving from Hegel to Feuerbach. By 1841 the Young Hegelians had become left republicans. Marx's studies, meanwhile, were lagging. Urged by his friends, he submitted a doctoral dissertation to the university at Jena, which was known to be lax in its academic requirements, and received his degree in April 1841. His thesis analyzed in a Hegelian fashion the difference between the natural philosophies of Democritus and Epicurus. More distinctively, it sounded a note of Promethean defiance: “Philosophy makes no secret of it. Prometheus” admission: ''In sooth all gods I hate, '' is its own admission, its own motto against all gods, . . . Prometheus is the noblest saint and martyr in the calendar of philosophy.” In 1841 Marx, together with other Young Hegelians, was much influenced by the publication of “The Essence of Christianity” (1841) by Ludwig Feuerbach. Its author, to Marx's mind, successfully criticized Hegel, an idealist who believed that matter or existence was inferior to and dependent upon mind or spirit, from the opposite, or materialist, standpoint, showing how the “Absolute Spirit” was a projection of “the real man standing on the foundation of nature.” Henceforth Marx's philosophical efforts were toward a combination of Hegel's dialectic – the idea that all things are in a continual process of change resulting from the conflicts between their contradictory aspects – with Feuerbach's materialism, which placed material conditions above ideas. In January 1842 Marx began contributing to a newspaper newly founded in Cologne, the “Rheinische Zeitung”. It was the liberal democratic organ of a group of young merchants, bankers, and industrialists; Cologne was the centre of the most industrially advanced section of Prussia. To this stage of Marx's life belongs an essay on the freedom of the press. Since he then took for granted the existence of absolute moral standards and universal principles of ethics, he condemned censorship as a moral evil that entailed spying into people's minds and hearts and assigned to weak and malevolent mortals powers that presupposed an omniscient mind. He believed that censorship could have only evil consequences. On Oct. 15, 1842, Marx became editor of the “Rheinische Zeitung”. As such, he was obliged to write editorials on a variety of social and economic issues, ranging from the housing of the Berlin poor and the theft by peasants of wood from the forests to the new phenomenon of communism. He found Hegelian idealism of little use in these matters. At the same time he was becoming estranged from his Hegelian friends for whom shocking the bourgeois was a sufficient mode of social activity. Marx, friendly at this time to the “liberal-minded practical men” who were “struggling step-by-step for freedom within constitutional limits,” succeeded in trebling his newspaper's circulation and making it a leading journal in Prussia. Nevertheless, Prussian authorities suspended it for being too outspoken, and Marx agreed to coedit with the liberal Hegelian Arnold Ruge a new review, the “Deutsch-franzosische Jahrbucher” (“German-French Yearbooks”), which was to be published in Paris.
§3. Marriage and becoming a revolutionary. First, however, in June 1843 Marx, after an engagement of seven years, married Jenny von Westphalen. Jenny was an attractive, intelligent, and much-admired woman, four years older than Karl; she came of a family of military and administrative distinction. Her half-brother later became a highly reactionary Prussian minister of the interior. Her father, a follower of the French socialist Saint-Simon, was fond of Karl, though others in her family opposed the marriage. Marx's father also feared that Jenny was destined to become a sacrifice to the demon that possessed his son. Four months after their marriage, the young couple moved to Paris, which was then the centre of socialist thought and of the more extreme sects that went under the name of communism. There, Marx first became a revolutionary and a communist and began to associate with communist societies of French and German workingmen. Their ideas were, in his view, “utterly crude and unintelligent,” but their character moved him: “The brotherhood of man is no mere phrase with them, but a fact of life, and the nobility of man shines upon us from their work-hardened bodies,” he wrote in his so-called “Economic and Philosophic Manuscripts of 1844” (written in 1844; Eng. transl. 1959. These manuscripts were not published for some 100 years, but they are influential because they show the humanist background to Marx's later historical and economic theories.) The “German-French Yearbooks” proved short-lived, but through their publication Marx befriended Friedrich Engels, a contributor who was to become his lifelong collaborator, and in their pages appeared Marx's article “Toward the Critique of the Hegelian Philosophy of Right” with its oft-quoted assertion that religion is the “opium of the people.” It was there, too, that he first raised the call for an “uprising of the proletariat” to realize the conceptions of philosophy. Once more, however, the Prussian government intervened against Marx. He was expelled from France and left for Brussels – followed by Engels – in February 1845. That year in Belgium he renounced his Prussian nationality.
§4. Brussels period. The next two years in Brussels saw the deepening of Marx's collaboration with Engels. Engels had seen at firsthand in Manchester, Eng., where a branch factory of his father's textile firm was located, all the depressing aspects of the Industrial Revolution. He had also been a Young Hegelian and had been converted to communism by Moses Hess, who was called the “communist rabbi.” In England he associated with the followers of Robert Owen. Now he and Marx, finding that they shared the same views, combined their intellectual resources and published “The Holy Family” (1845), a prolix criticism of the Hegelian idealism of the theologian Bruno Bauer. Their next work, “The German Ideology” (written 1845–1846, published 1932), contained the fullest exposition of their important materialistic conception of history, which set out to show how, historically, societies had been structured to promote the interests of the economically dominant class. But it found no publisher and remained unknown during its authors' lifetimes. During his Brussels years, Marx developed his views and, through confrontations with the chief leaders of the working-class movement, established his intellectual standing. In 1846 he publicly excoriated the German leader Wilhelm Weitling for his moralistic appeals. Marx insisted that the stage of bourgeois society could not be skipped over; the proletariat could not just leap into communism; the workers' movement required a scientific basis, not moralistic phrases. He also polemicized against the French socialist thinker Pierre-Joseph Proudhon in “The Poverty of Philosophy” (1847), a mordant attack on Proudhon's book subtitled “The Philosophy of Poverty” (1846). Proudhon wanted to unite the best features of such contraries as competition and monopoly; he hoped to save the good features in economic institutions while eliminating the bad. Marx, however, declared that no equilibrium was possible between the antagonisms in any given economic system. Social structures were transient historic forms determined by the productive forces: “The handmill gives you society with the feudal lord; the steammill, society with the industrial capitalist.” Proudhon's mode of reasoning, Marx wrote, was typical of the petty bourgeois, who failed to see the underlying laws of history.
§5. “The Communist Manifesto.” An unusual sequence of events led Marx and Engels to write their pamphlet “The Communist Manifesto”. In June 1847 a secret society, the League of the Just, composed mainly of emigrant German handicraftsmen, met in London and decided to formulate a political program. They sent a representative to Marx to ask him to join the league; Marx overcame his doubts and, with Engels, joined the organization, which thereupon changed its name to the Communist League and enacted a democratic constitution. Entrusted with the task of composing their program, Marx and Engels worked from the middle of December 1847 to the end of January 1848. The London Communists were already impatiently threatening Marx with disciplinary action when he sent them the manuscript; they promptly adopted it as their manifesto. It enunciated the proposition that all history had hitherto been a history of class struggles, summarized in pithy form the materialist conception of history worked out in “The German Ideology”, and asserted that the forthcoming victory of the proletariat would put an end to class society forever. It mercilessly criticized all forms of socialism founded on philosophical “cobwebs” such as “alienation.” It rejected the avenue of “social Utopias,” small experiments in community, as deadening the class struggle and therefore as being “reactionary sects.” It set forth 10 immediate measures as first steps toward communism, ranging from a progressive income tax and the abolition of inheritances to free education for all children. It closed with the words, “The proletarians have nothing to lose but their chains. They have a world to win. Workingmen of all countries, unite!” Revolution suddenly erupted in Europe in the first months of 1848, in France, Italy, and Austria. Marx had been invited to Paris by a member of the provisional government just in time to avoid expulsion by the Belgian government. As the revolution gained in Austria and Germany, Marx returned to the Rhineland. In Cologne he advocated a policy of coalition between the working class and the democratic bourgeoisie, opposing for this reason the nomination of independent workers' candidates for the Frankfurt Assembly and arguing strenuously against the program for proletarian revolution advocated by the leaders of the Workers' Union. He concurred in Engels' judgment that “The Communist Manifesto” should be shelved and the Communist League disbanded. Marx pressed his policy through the pages of the “Neue Rheinische Zeitung”, newly founded in June 1849, urging a constitutional democracy and war with Russia. When the more revolutionary leader of the Workers' Union, Andreas Gottschalk, was arrested, Marx supplanted him and organized the first Rhineland Democratic Congress in August 1848. When the king of Prussia dissolved the Prussian Assembly in Berlin, Marx called for arms and men to help the resistance. Bourgeois liberals withdrew their support from Marx's newspaper, and he himself was indicted on several charges, including advocacy of the nonpayment of taxes. In his trial he defended himself with the argument that the crown was engaged in making an unlawful counterrevolution. The jury acquitted him unanimously and with thanks. Nevertheless, as the last hopeless fighting flared in Dresden and Baden, Marx was ordered banished as an alien on May 16, 1849. The final issue of his newspaper, printed in red, caused a great sensation.
§6. Early years in London. Expelled once more from Paris, Marx went to London in August 1849. It was to be his home for the rest of his life. Chagrined by the failure of his own tactics of collaboration with the liberal bourgeoisie, he rejoined the Communist League in London and for about a year advocated a bolder revolutionary policy. An “Address of the Central Committee to the Communist League,” written with Engels in March 1850, urged that in future revolutionary situations they struggle to make the revolution “permanent” by avoiding subservience to the bourgeois party and by setting up “their own revolutionary workers' governments” alongside any new bourgeois one. Marx hoped that the economic crisis would shortly lead to a revival of the revolutionary movement; when this hope faded, he came into conflict once more with those whom he called “the alchemists of the revolution,” such as August von Willich, a communist who proposed to hasten the advent of revolution by undertaking direct revolutionary ventures. Such persons, Marx wrote in September 1850, substitute “idealism for materialism” and regard “pure will as the motive power of revolution instead of actual conditions. While we say to the workers: “You have got to go through fifteen, twenty, fifty years of civil wars and national wars not merely in order to change your conditions but in order to change yourselves and become qualified for political power,” you on the contrary tell them, ''We must achieve power immediately. ''” The militant faction in turn ridiculed Marx for being a revolutionary who limited his activity to lectures on political economy to the Communist Workers' Educational Union. The upshot was that Marx gradually stopped attending meetings of the London Communists. In 1852 he devoted himself intensely to working for the defense of 11 communists arrested and tried in Cologne on charges of revolutionary conspiracy and wrote a pamphlet on their behalf. The same year he also published, in a German-American periodical, his essay “Der Achtzehnte Brumaire des Louis Napoleon” (The Eighteenth Brumaire of Louis Bonaparte), with its acute analysis of the formation of a bureaucratic absolutist state with the support of the peasant class. In other respects the next 12 years were, in Marx's words, years of “isolation” both for him and for Engels in his Manchester factory.
§7. Activity in 1850–1864. From 1850 to 1864 Marx lived in material misery and spiritual pain. His funds were gone, and except on one occasion he could not bring himself to seek paid employment. In March 1850 he and his wife and four small children were evicted and their belongings seized. Several of his children died – including a son Guido, “a sacrifice to bourgeois misery,” and a daughter Franziska, for whom his wife rushed about frantically trying to borrow money for a coffin. For six years the family lived in two small rooms in Soho, often subsisting on bread and potatoes. The children learned to lie to the creditors: “Mr. Marx ain't upstairs.” Once he had to escape them by fleeing to Manchester. His wife suffered breakdowns. During all these years Engels loyally contributed to Marx's financial support. The sums were not large at first, for Engels was only a clerk in the firm of Ermen and Engels at Manchester. Later, however, in 1864, when he became a partner, his subventions were generous. Marx was proud of Engels' friendship and would tolerate no criticism of him. Bequests from the relatives of Marx's wife and from Marx's friend Wilhelm Wolff also helped to alleviate their economic distress. Marx had one relatively steady source of earned income in the United States. On the invitation of Charles A. Dana, managing editor of “The New York Tribune”, he became in 1851 its European correspondent. The newspaper, edited by Horace Greeley, had sympathies for Fourierism, a Utopian socialist system developed by the French theorist Charles Fourier. From 1851 to 1862 Marx contributed close to 500 articles and editorials (Engels providing about a fourth of them). He ranged over the whole political universe, analyzing social movements and agitations from India and China to Britain and Spain. In 1859 Marx published his first book on economic theory, “A Contribution to the Critique of Political Economy”. In its preface he again summarized his materialistic conception of history, his theory that the course of history is dependent on economic developments. At this time, however, Marx regarded his studies in economic and social history at the British Museum as his main task. He was busy producing the drafts of his magnum opus, which was to be published later as “Das Kapital”. Some of these drafts, including the “Outlines” and the “Theories of Surplus Value”, are important in their own right and were published after Marx's death.
§8. Role in the First International. Marx's political isolation ended in 1864 with the founding of the International Working Men's Association. Although he was neither its founder nor its head, he soon became its leading spirit. Its first public meeting, called by English trade union leaders and French workers' representatives, took place at St. Martin's Hall in London on Sept. 28, 1864. Marx, who had been invited through a French intermediary to attend as a representative of the German workers, sat silently on the platform. A committee was set up to produce a program and a constitution for the new organization. After various drafts had been submitted that were felt to be unsatisfactory, Marx, serving on a subcommittee, drew upon his immense journalistic experience. His “Address and the Provisional Rules of the International Working Men's Association,” unlike his other writings, stressed the positive achievements of the cooperative movement and of parliamentary legislation; the gradual conquest of political power would enable the British proletariat to extend these achievements on a national scale. As a member of the organization's General Council, and corresponding secretary for Germany, Marx was henceforth assiduous in attendance at its meetings, which were sometimes held several times a week. For several years he showed a rare diplomatic tact in composing differences among various parties, factions, and tendencies. The International grew in prestige and membership, its numbers reaching perhaps 800,000 in 1869. It was successful in several interventions on behalf of European trade unions engaged in struggles with employers. In 1870, however, Marx was still unknown as a European political personality; it was the Paris Commune that made him into an international figure, “the best calumniated and most menaced man of London,” as he wrote. When the Franco-German War broke out in 1870, Marx and Engels disagreed with followers in Germany who refused to vote in the Reichstag in favour of the war. The General Council declared that “on the German side the war was a war of defence.” After the defeat of the French armies, however, they felt that the German terms amounted to aggrandizement at the expense of the French people. When an insurrection broke out in Paris and the Paris Commune was proclaimed, Marx gave it his unswerving support. On May 30, 1871, after the Commune had been crushed, he hailed it in a famous address entitled “Civil War in France.” “History has no comparable example of such greatness. ... Its martyrs are enshrined forever in the great heart of the working class.” In Engels' judgment, the Paris Commune was history's first example of the “dictatorship of the proletariat.” Marx's name, as the leader of The First International and author of the notorious Civil War, became synonymous throughout Europe with the revolutionary spirit symbolized by the Paris Commune. The advent of the Commune, however, exacerbated the antagonisms within the International Working Men's Association and thus brought about its downfall. English trade unionists such as George Odger, former president of the General Council, opposed Marx's support of the Paris Commune. The Reform Bill of 1867, which had enfranchised the British working class, had opened vast opportunities for political action by the trade unions. English labour leaders found they could make many practical advances by cooperating with the Liberal Party and, regarding Marx's rhetoric as an encumbrance, resented his charge that they had “sold themselves” to the Liberals.
§9. Bakunin’s opposition. A left opposition also developed under the leadership of the famed Russian revolutionary M.A. Bakunin. A veteran of tsarist prisons and Siberian exile, Bakunin could move men by his oratory, which one listener compared to “a raging storm with lightning, flashes and thunderclaps, and a roaring as of lions.” Bakunin admired Marx's intellect but could hardly forget that Marx had published a report in 1848 charging him with being a Russian agent. He felt that Marx was a German authoritarian and an arrogant Jew who wanted to transform the General Council into a personal dictatorship over the workers. He strongly opposed several of Marx's theories, especially Marx's support of the centralized structure of the International, Marx's view that the proletariat class should act as a political party against prevailing parties but within the existing parliamentary system, and Marx's belief that the proletariat, after it had overthrown the bourgeois state, should establish its own regime. To Bakunin, the mission of the revolutionary was destruction; he looked to the Russian peasantry, with its propensities for violence and its uncurbed revolutionary instincts, rather than to the effete, civilized workers of the industrial countries. The students, he hoped, would be the officers of the revolution. He acquired followers, mostly young men, in Italy, Switzerland, and France, and he organized a secret society, the International Alliance of Social Democracy, which in 1869 challenged the hegemony of the General Council at the congress in Basel, Switz. Marx, however, had already succeeded in preventing its admission as an organized body into the International. To the Bakuninists, the Paris Commune was a model of revolutionary direct action and a refutation of what they considered to be Marx's “authoritarian communism.” Bakunin began organizing sections of the International for an attack on the alleged dictatorship of Marx and the General Council. Marx in reply publicized Bakunin's embroilment with an unscrupulous Russian student leader, Sergey Gennadiyevich Nechayev, who had practiced blackmail and murder. Without a supporting right wing and with the anarchist left against him, Marx feared losing control of the International to Bakunin. He also wanted to return to his studies and to finish “Das Kapital”. At the congress of the International at The Hague in 1872, the only one he ever attended, Marx managed to defeat the Bakuninists. Then, to the consternation of the delegates, Engels moved that the seat of the General Council be transferred from London to New York City. The Bakuninists were expelled, but the International languished and was finally disbanded in Philadelphia in 1876.
§10. Last years. During the next and last decade of his life, Marx's creative energies declined. He was beset by what he called “chronic mental depression,” and his life turned inward toward his family. He was unable to complete any substantial work, though he still read widely and undertook to learn Russian. He became crotchety in his political opinions. When his own followers and those of the German revolutionary Ferdinand Lassalle, a rival who believed that socialist goals should be achieved through cooperation with the state, coalesced in 1875 to found the German Social Democratic Party, Marx wrote a caustic criticism of their program (the so-called Gotha Program), claiming that it made too many compromises with the status quo. The German leaders put his objections aside and tried to mollify him personally. Increasingly, he looked to a European war for the overthrow of Russian tsarism, the mainstay of reaction, hoping that this would revive the political energies of the working classes. He was moved by what he considered to be the selfless courage of the Russian terrorists who assassinated the tsar, Alexander II, in 1881; he felt this to be “a historically inevitable means of action.” Despite Marx's withdrawal from active politics, he still retained what Engels called his “peculiar influence” on the leaders of working-class and socialist movements. In 1879, when the French Socialist Workers' Federation was founded, its leader Jules Guesde went to London to consult with Marx, who dictated the preamble of its program and shaped much of its content. In 1881 Henry Mayers Hyndman in his “England for All” drew heavily on his conversations with Marx but angered him by being afraid to acknowledge him by name. During his last years Marx spent much time at health resorts and even traveled to Algiers. He was broken by the death of his wife on Dec. 2, 1881, and of his eldest daughter, Jenny Longuet, on Jan. 11, 1883. He died in London, evidently of a lung abscess, in the following year.
§11. Character. At Marx's funeral in Highgate Cemetery, Engels declared that Marx had made two great discoveries, the law of development of human history and the law of motion of bourgeois society. But “Marx was before all else a revolutionist.” He was “the best-hated and most-calumniated man of his time,” yet he also died “beloved, revered and mourned by millions of revolutionary fellow-workers.” The contradictory emotions Marx engendered are reflected in the sometimes conflicting aspects of his character. Marx was a combination of the Promethean rebel and the rigorous intellectual. He gave most persons an impression of intellectual arrogance. A Russian writer, Pavel Annenkov, who observed Marx in debate in 1846 recalled that “he spoke only in the imperative, brooking no contradiction,” and seemed to be “the personification of a democratic dictator such as might appear before one in moments of fantasy.” But Marx obviously felt uneasy before mass audiences and avoided the atmosphere of factional controversies at congresses. He went to no demonstrations, his wife remarked, and rarely spoke at public meetings. He kept away from the congresses of the International where the rival socialist groups debated important resolutions. He was a “small groups” man, most at home in the atmosphere of the General Council or on the staff of a newspaper, where his character could impress itself forcefully on a small body of coworkers. At the same time he avoided meeting distinguished scholars with whom he might have discussed questions of economics and sociology on a footing of intellectual equality. Despite his broad intellectual sweep, he was prey to obsessive ideas such as that the British foreign minister, Lord Palmerston, was an agent of the Russian government. He was determined not to let bourgeois society make “a money-making machine” out of him, yet he submitted to living on the largess of Engels and the bequests of relatives. He remained the eternal student in his personal habits and way of life, even to the point of joining two friends in a students' prank during which they systematically broke four or five streetlamps in a London street and then fled from the police. He was a great reader of novels, especially those of Sir Walter Scott and Balzac; and the family made a cult of Shakespeare. He was an affectionate father, saying that he admired Jesus for his love of children, but sacrificed the lives and health of his own. Of his seven children, three daughters grew to maturity. His favourite daughter, Eleanor, worried him with her nervous, brooding, emotional character and her desire to be an actress. Another shadow was cast on Marx's domestic life by the birth to their loyal servant, Helene Demuth, of an illegitimate son, Frederick; Engels as he was dying disclosed to Eleanor that Marx had been the father. Above all, Marx was a fighter, willing to sacrifice anything in the battle for his conception of a better society. He regarded struggle as the law of life and existence.
§12. Significance. The influence of Marx's ideas has been enormous. Marx's masterpiece, “Das Kapital”, the “Bible of the working class,” as it was officially described in a resolution of the International Working Men's Association, was published in 1867 in Berlin and received a second edition in 1873. Only the first volume was completed and published in Marx's lifetime. The second and third volumes, unfinished by Marx, were edited by Engels and published in 1885 and 1894. The economic categories he employed were those of the classical British economics of David Ricardo; but Marx used them in accordance with his dialectical method to argue that bourgeois society, like every social organism, must follow its inevitable path of development. Through the working of such immanent tendencies as the declining rate of profit, capitalism would die and be replaced by another, higher, society. The most memorable pages in “Das Kapital” are the descriptive passages, culled from Parliamentary Blue Books, on the misery of the English working class. Marx believed that this misery would increase, while at the same time the monopoly of capital would become a fetter upon production until finally “the knell of capitalist private property sounds. The expropriators are expropriated.” Marx never claimed to have discovered the existence of classes and class struggles in modern society. “Bourgeois” historians, he acknowledged, had described them long before he had. He did claim, however, to have proved that each phase in the development of production was associated with a corresponding class structure and that the struggle of classes led necessarily to the dictatorship of the proletariat, ushering in the advent of a classless society. Marx took up the very different versions of socialism current in the early 19th century and welded them together into a doctrine that continued to be the dominant version of socialism for half a century after his death. His emphasis on the influence of economic structure on historical development has proved to be of lasting significance. Although Marx stressed economic issues in his writings, his major impact has been in the fields of sociology and history. Marx's most important contribution to sociological theory was his general mode of analysis, the “dialectical” model, which regards every social system as having within it immanent forces that give rise to “contradictions” (disequilibria) that can be resolved only by a new social system. Neo-Marxists, who no longer accept the economic reasoning in “Das Kapital”, are still guided by this model in their approach to capitalist society. In this sense, Marx's mode of analysis, like those of Thomas Malthus, Herbert Spencer, or Vilfredo Pareto, has become one of the theoretical structures that are the heritage of the social scientist.

Encyclopædia Britannica.

to D. Andreev’s texts

quoting .

to A. Andreeva’s texts

quoting .

to accompanying materials to D. Andreev's texts

quoting .

Local

.

External


Category: Karl Marx

on K. Marx

Marx K., Engels F. Collected Works / Trans. by Richard Dixon et al. – 1975– …. # A major English-language edition (in progress). Planned to consist of 50 volumes and to include the correspondence, it is being prepared by an international editorial committee. 41 volumes had been published by 1992.

Marx K. Selected Writings / Ed. David McLellan. – 1977.

The Marx-Engels Reader / Ed. Robert C. Tucker; 2nd ed. – 1978. # Selections from Marx and Engels’s writings.

Karl Marx: A Reader / Ed. Jon Elster. – 1986. # Selections from Marx’s writings.

Marx K. The Poverty of Philosophy (1847). – 1900.

Marx K., Engels F. Manifesto of the Communist Party (1848) / Trans. by Samuel Moore. – 1888, reprinted 1952. # First English translation under the title “Manifesto of the Communists” was printed in 1883.
a. The Communist Manifesto of Karl Marx and Friedrich Engels / With an introduction and explanatory notes by D. Ryazanoff; Trans. by Eden Paul and Cedar Paul. – 1930.

Marx K. The Class Struggles in France, 1848 to 1850 (1850). – 1924.

Marx K. The Eighteenth Brumaire of Louis Bonaparte (1852) / Trans. by Eden Paul and Cedar Paul. – 1926. # First English translation was printed in 1898.

Marx K. A Contribution to the Critique of Political Economy (1859). – 1904. Marx K. Capital: A Critical Analysis of Capitalist Production (vol. 1, 1867; vol. 2–3 published by Engels in 1885 and 1894).
Vol. 1 / Trans. by Samuel Moore and Edward Aveling. – 1886.
Vol. 2–3 / Trans. by Ernest Untermann. – 1907 and 1909.

Karl Marx’s Economics: Critical Assessments. 4 vol. / Ed. John Cunningham Wood. – 1987. # Detailed study.

Berlin, Isaiah. Karl Marx: His Life and Environment / 4th ed. – 1978, reprinted with corrections, 1982. # A good short biography.

Blumenberg, Werner. Portrait of Marx: An Illustrated Biography. – 1972. # A good short biography. Originally published in German, 1962.

Carver, Terrell. A Marx Dictionary – 1987. # Provides brief definitions of Marxian concepts without interpretative deviations from the original.

Draper, Hal. Karl Marx’s Theory of Revolution. 3 vol. – 1977–1986. # Detailed study.

Elster, Jon. Making Sense of Marx. – 1985. # A particularly acute summary of the difficulties in Marx’s work.

Gandy, D. Ross. Marx and History: From Primitive Society to the Communist Future. 1979 # Detailed study.

Gould, Carol C. Marx’s Social Ontology: Individuality and Community in Marx’s Theory of Social Reality. – 1978, reprinted 1980. # A monograph exploring Marx’s political and ideological development. The study based on Marx’s “Grundrisse”.

Kapp, Yvonne. Eleanor Marx. 2 vol. – 1972–1976. # Contains informative material on Marx’s family life.

Lexis. The concluding volume of Marx’s Capital // Quarterly Journal of economics. – 1895. – October.

Little, Daniel. The Scientific Marx. – 1986. # Detailed study.

McLellan, David. Karl Marx: His Life and Thought. – 1973, reissued 1987. # The most comprehensive biography of Marx.

McLellan D. The Thought of Karl Marx / 2nd ed. – 1980. # An introductory analysis and commentaries of Marx’s works.

Mazlish, Bruce. The Meaning of Karl Marx. – 1984. # An introductory analysis and commentaries of Marx’s works.

Mehring, Franz. Karl Marx: The Story of His Life. – 1935, reissued 1981. # The classic biography of Marx, somewhat too partisan in his favour. Originally published in German, 1918.

Olsen, Richard E. Karl Marx. – 1978. # A monograph exploring Marx’s political and ideological development.

Padover, Saul K. Karl Marx, an Intimate Biography. – 1978. # Marx’s personal life is discussed.

Prawer S.S. Karl Marx and World Literature. – 1976. # A monograph exploring Marx’s political and ideological development.

Rosdolsky, Roman. The Making of Marx’s “Capital”. – 1977, reissued 1980. # Detailed study. Originally published in German, 1968.

Sayer, Derek. Marx’s Method: Ideology, Science and Critique in Capital / 2nd ed. – 1983.

Schmitt, Richard. Introduction to Marx and Engels: A Critical Reconstruction. – 1987.

Seigel, Jerrold. Marx’s Fate: The Shape of a Life. – 1978. # A psychological biography.

Sowell, Thomas. Marxism: Philosophy and Economics. – 1985. # Detailed study.

Suchting W.A. Marx, an Introduction. – 1983.

Suchting W.A. Marx and Philosophy: Three Studies. – 1986. # An introductory analysis and commentaries of Marx’s works.

Thomas, Paul. Karl Marx and the Anarchists. – 1980. # A monograph exploring Marx’s political and ideological development.

Wolff, Robert Paul. Understanding Marx: A Reconstruction and Critique of Capital. – 1984. # Detailed studiy.

Wolfson, Murray. Marx: Economist, Philosopher, Jew: Steps in the Development of a Doctrine. – 1982. # Detailed study.

Wood, Allen W. Karl Marx. – 1981. # A monograph exploring Marx’s political and ideological development.

.

.


Christian metacultures German philosophers

Веб-страница создана М.Н. Белгородским 14 июля 2013 г.
и последний раз обновлена 23 сентября 2013 г.
This web-page was created by M.N. Belgorodsky on July 14, 2013
and last updated on September 23, 2013.