Главная: Андреевская энциклопедия

Гончаров, Иван Александрович (1812–1891)

******

<Текст статьи>
    1.
    2.
    3.
Галерея
Использованные источники
Цитаты
Ссылки на тексты Д. Андреева
Ссылки на тексты А. Андреевой
Ссылки на сопроводительные материалы к текстам Д. Андреева
Ссылки на статьи «Андреевской энциклопедии»
Внешние ссылки
Библиография
Литературное приложение

(по-англ. Goncharov, Ivan Aleksandrovich), русский прозаик, член-корреспондент Петербургской АН (1860). О нем [женский пантеон России (2: 409); 33114]; http://www.goncharow.net.ru/; http://www.rulex.ru/01040539.htm . Происходил из зажиточного симбирского купеческого семейства. Воспитывался в частном пансионе близ Симбирска. В 1835 окончил словесный факультет Московского университета. Переехав в Петербург, поступил переводчиком в департамент внеш. торговли Мин-ва финансов. Вскоре завязал литературно-артистические знакомства. С кружком Белинского познакомился лишь в 1846, благодаря «Обыкновенной истории», которую критик прочел еще в рукописи, был в восторге от таланта Гончарова, но в то же время называл писателя «филистером». Гончаров признался, что ему его действующие «лица не дают покоя, пристают, позируют в сценах. ... Я слышу отрывки их разговоров, и мне часто казалось, прости Господи, что я это не выдумываю, а что это все носится в воздухе около меня, и мне только надо смотреть и вдумываться». Это – убедительное свидетельство о приставленности к Гончарову даймона, но вдохновитель этот, конечно же, учитывал специфику таланта писателя. Типы Гончароа стоят обособленно в ряду типов, созданных другими представителями его литературного поколения – жертвами рокового несоответствия идеала и действительности, роковой невозможности найти себе деятельность по душе. То люди необыкновенные, стоящие на вершине духовного сознания своей эпохи, меньшинство, рядом с которым должны же были существовать и люди обыкновенные. Критика ставила Адуева-старшего из «Обыкновенной истории» (опубл. в 1847) немногим выше Фамусова, но позже автор категорически заявил, что в лице Адуева хотел выразить первое «мерцание сознания необходимости труда, настоящего, не рутинного, а живого дела, в борьбе со всероссийским застоем». Заслуга и особенность Гончарова в том, что он подметил эволюцию обществ. настроения в тех сферах, где его стремительные сверстники усматривали одну пошлость. Они смотрели на небеса, а Гончаров внимательнейшим образом вглядывался в землю.
В 1852 Гончаров попал в качестве секретаря адмирала в экспедицию корабля, отправившегося через Англию в Японию, чтобы завязать сношения с этой страной, еще недоступной тогда для иностранцев. Путешествие было на половине прервано в 1854 начавшейся Крымской войной. Гончаров возвращался через Сибирь, где посетил всех декабристов. Прибыв в Петербург, в 1855 возобновил службу в департаменте, но через несколько месяцев перешел служить цензором в Петербургский цензурный комитет. После публикации в журналах глав путевых записей, в 1858 вышло отдельное издание под заглавием «Фрегат “Паллада”». Это дневник духовной жизни Гончарова за целых 2 года. Разбросанные по книге картины тропич. природы местами, напр., в знаменитом описании заката солнца под экватором, возвышаются до истинно-ослепительной красоты, но красоты спокойной и торжественной. Красота же страсти, поэзия бури совершенно недоступны кисти Гончарова. Когда «Паллада» шла Индийским океаном, над нею разразился ураган. Спутники, полагавшие, что Гончаров захочет описать такое величественное явление природы, почти насильно вытащили его из каюты наверх, на палубу. «Какова картина?» – спросил капитан, ожидая восторгов и похвал. «Безобразие, беспорядок!» – отвечал он, занятый тем, что должен был уйти «весь мокрый в каюту, переменить обувь и платье». Куда бы автор ни приехал, его занимают исключительно мелочи повседневной жизни, жанровые типы: «С неиспытанным наслаждением я вглядывался во все, заходил в магазины, заглядывал в дома, уходил в предместья, на рынки, смотрел на всю толпу и в каждого встречного отдельно. Чем смотреть сфинксы и обелиски, мне лучше нравится простоять целый час на перекрестке и смотреть, как встретятся два англичанина, ... как столкнутся две кухарки с корзинками на плечах, как несется нескончаемая двойная, тройная цепь экипажей ... В тавернах, в театрах – везде пристально смотрю, как и что делают, как веселятся, едят, пьют».
В 1859 появился второй роман Гончарова «Обломов». Автор не имел ни малейшей охоты что-либо обличать в Обломовке. Тайна успеха романа – в условиях эпохи, в страстном и единодушном желании тех лет, последовавших за Крымской кампанией, порвать всякие связи с ненавистным прошлым. Нужна была кличка для обозначения российской дореформенной инертности и косности – и она быстро вошла в обиход, как только Добролюбов сформулировал ее в знаменитой статье «Что такое обломовщина?». Каждый усматривал в себе элементы «обломовщины»; всем казалось, что найдено объяснение несовершенств рос. обществ. строя. В своей авт. исповеди Гончаров сознался, что противовес Обломова немец Штольц – образ не совсем удачный, «не живой, а просто идея». Идея, как стало ясно в дальнейшем, уродливая – нельзя устроителя собственой фортуны возводить в идеал. Всякая тонко чувствующая женщина, какою, несомненно, является Ольга, наверно, сумела бы распознать, что в лености Обломова во сто раз больше душевных сокровищ, достойных самой горячей любви, чем в суетном, самодовольном филистерстве Штольца. Слог Гончарова удивительно плавен и ровен, сохраняет всегда один и тот же темп, не ускоряясь и не замедляясь, не ударяясь ни в пафос, ни в негодование. У него не встретишь колоритных словечек Лескова, нервного нагромождения первых попавшихся выражений Достоевского.
Безмятежная ровность, сквозившая и в наружности Гончарова, создала легенду, что ему самому присущи черты характера Обломова. Повод к этому предположению в какой-то мере дал сам Гончаров, придумавший себе маску задумчивого, апатичного повествователя, а в авторской исповеди «Лучше поздно, чем никогда» (1879) прямо заявивший, что образ Обломова есть отчасти результат самонаблюдения. Однако, чтобы предпринять в сер. XIX в. кругосветное плавание на парусном корабле, нужна была решительность, менее всего напоминающая Обломова. Не Обломовым выступает Гончаров и в той тщательности, с какой писал свои романы. Количество беллетристического материала, заключающегося в них, огромно, каждый воспроизводит целые полосы русской жизни. Путем необыкновенно интенсивного синтеза Гончаров воплотил все характерные черты пережитых им периодов русского общественного развития, которые считал основными. Годами обдумывал он свои романы, но писал их неделями. Действительная основа личного характера Гончарова – вовсе не апатия, а уравновешенность его писательской личности и полное отсутствие стремительности. Была в нем и психопатическая мнительность, зависящая от состояния погоды. Временами он был одержим манией преследования – таково его неискоренимое бредовое убеждение, что Тургенев его злейший враг и перехватывает у него темы. Он уверял, что «агенты» Тургенева роются в ящиках его стола, выкрадывают из его черновиков типы, телеграфируют о них Тургеневу, и тот на этом материале пишет свои произведения.
В 1862 Гончаров недолго был редактором официозной газеты «Северная почта». В 1869 напечатан его третий большой роман «Обрыв». За 10 лет, минувших после «Обломова», в группировке общественных партий произошла страшная перемена. На арену русской общественной жизни заносчиво выступило новое поколение, народничество, быстро порвавшее всякие связи с прошлым. Общественная мысль разделилась на резко враждебные течения, обменивавшиеся угрозами, тяжкими обвинениями и проклятиями. Оттертому поколению, еще недавно считавшему себя носителем прогресса, бросали в лицо упреки в устарелости, отсталости и ретроградстве. Гончаров никогда не был близок к передовым элементам. В то время, как его сверстники распинались за уничтожение крепостничества и свободу сердечных склонностей, за права «бедных людей» и поэзию «мести и печали», он писал «объективный» роман. Но вмешавшись «Обрывом» в спор между «отцами» и «детьми», Гончаров не был склонен к снисходительности. И хотя в романе есть много превосходных эпизодов, в общем он наименее удачен из трех. Автор был далек от круга идей, представителей которых думал изобразить – не считая детских и юношеских лет, он читал мало и никогда не покупал книг. К тому же раздражение лишило его части той силы, что лежала именно в спокойствии. В сферах, близких к «детям», на «Обрыв» взглянули как на антинароднический памфлет. Круги же, близкие к «отцам», усмотрели в Марке Волохове резкое, но вполне верное изображение нового течения. Нарицательным именем Волохов не стал, как и его антипод, мечущийся эстет Райский, и книжно задуманная героиня романа Вера. Зато со всем блеском живописана бабушка и ее антураж. Истинным художественным перлом является живой образ простушки Марфиньки, схваченный в полноте своей «прозаической поэзии» и занимающий одно из первых мест в галерее русских женских типов.
В начале 1870-х Гончаров вышел в отставку и с тех пор написал лишь несколько небольших этюдов (в том числе «Заметки о личности Белинского»), которые ничего не прибавили к его славе, за исключением небольшого критического очерка «Миллион терзаний» (1872). На миниатюры Гончаров не был способен, но здесь его спасла обширность темы – разбор «Горя от ума» Грибоедова. Получилась вещь, решительно крупная по содержанию, где на пространстве немногих страниц рассеяна масса ума, вкуса, глубокомыслия и проницательности. Гончаров не был женат и свою литературную собственность завещал семье своего старого слуги.

Галерея. Galery

Использованные источники

Художественная литература: Каталог-прейскурант на покупку и продажу букинистических и антикварных книг. – М.: Книга, 1977. – С. 53-55. №№ 348-357.

Цитаты


Ссылки на тексты Д. Андреева


Ссылки на тексты А. Андреевой


Ссылки на сопроводительные материалы к текстам Д. Андреева


Ссылки на статьи «Андреевской энциклопедии»


Внешние ссылки

Категория: __
__

Библиография по Гончарову

Гончаров И.А.

Полное собрание сочинений: В 9-ти т. – СПб.: Глазунов, 1884–1889. – Обл. 25 р.; Пер. 50 р.
Т. 1. Обыкновенная история. – 1884. – II, 187, 221 с.
Т. 2. Обломов. Ч. 1 и 2. – 1884. – 199, 186 с.
Т. 3. То же. Ч. 3 и 4. – 1884. – 119, 165 с.
Т. 4. Обрыв. Ч. 1 и 2. – 1884. – VIII, 477 с.
Т. 5. То же. Ч. 3, 4 и 5. – 1884. – VIII, 560 с.
Т. 6. Фрегат «Паллада». Очерки путешествия. Т. 1. – 1884. – XII, 408 с; 1 л. портр.
Т. 7. То же. Т. 2. – 1884. – X, 583 с.
Т. 8. Литературный вечер <и др.>. – 1884. – 274 с.
Т. 9. Воспоминания; Слуги старого века. – 1889. – 265 с.

Полное собрание сочинений / 2-е изд.: В 9-ти т. – СПб.: Глазунов, 1886–1889. – Обл. 25 р.; Пер. 50 р. # Содержание томов то же, что в изд. 1884–1889 гг. Т. 9. вышел в 1889 г. и является дополнительным для 1-го и 2-го изд. Глазунова.

Полное собрание сочинений / 3-е изд.: В 9-ти т. – СПб.: Глазунов, 1896. – Обл. 30 р.; Пер. 60 р. # Содержание томов то же, что в 1-м и 2-м изд. Глазунова. Улучшенная бумага.
Т. 1. XX, 184, 220 с; 1 л. портр.
Т. 2. 196, 183 с.
Т. 3. 116, 161 с.
Т. 4. VIII, 461 с.
Т. 5. VIII, 545 с.
Т. 6. VIII, 392 с.
Т. 7. X, 560 с.
Т. 8. 265 с.
Т. 9. 348 с.

Полное собрание сочинений: В 12-ти т. – СПб.: А.Ф. Маркс, 1899. – (Приложение в журналу «Нива» за 1899 г.). – Обл. 25 р.; Пер. 50 р.
Т. 1. Лучше поздно, чем никогда; Обыкновенная история. Ч. 1. – 268 с; 2 л. портр. факс.
Т. 2. То же. Ч. 2. – 240 с.
Т. 3. Обломов. Ч. 1 и 2. – 364 с.
Т. 4. То же. Ч. 3 и 4. – 267 с.
Т. 5. Фрегат «Паллада». Т. 1. – 392, II с.
Т. 6. То же. Ч. 2. (гл. 1-4). – 270, II с.
Т. 7. То же. Ч. 2. (гл. 5-9). – 288, II с.
Т. 8. Обрыв. Ч. 1 и 2. – 448 с.
Т. 9. То же. Ч. 3. – 208 с.
Т. 10. То же. Ч. 4 и 5. – 319 с.
Т. 11. Литературный вечер <и др.>. – 277 с.
Т. 12. Воспоминания; Слуги старого века <и др.>. – 282 с.

Полное собрание сочинений / 4-е изд.: В 9-ти т. – СПб.: Глазунов, 1912. – Обл. 30 р.; Пер. 60 р. # Содержание томов то же, что в предыдущих изданиях Глазунова. Улучшенная бумага.
Т. 1. 4, XVIII, 4, 406 с; 1 л. портр.
Т. 2. 8, 381 с.
Т. 3. 8, 277 с.
Т. 4. VIII, 461 с.
Т. 5. VIII, 545 с.
Т. 6. VIII, 392 с.
Т. 7. X, 560 с.
Т. 8. 8, 265 с.
Т. 9. 8, 348 с.

Полное собрание сочинений / 5-е изд.: В 9-ти т. – Пг.: Глазунов, 1916. – Обл. 30 р.; Пер. 60 р. # Содержание и объем томов те же, что в предыдущих изданиях Глазунова. Улучшенная бумага.

Избранные сочинения / Под ред. Н.К. Пиксанова и А.Г. Цейтлина. – М.: Гослитиздат, 1948. – 744 с. с заставками; 11 л. ил. – В холщовом пер. 5 р.; в пер. с коленкоровым корешком 5 р.

То же. – 1949. – <С тех же матриц>; 10 л. ил. – Пер. 5 р.

Собрание сочинений: В 8-ми т. – М.: Правда, 1952. – (Б-ка «Огонек»). – Пер. 20 р.
Т. 1. Обыкновенная история. – 272 с; 5 л. ил.
Т. 2. Обломов. – 435 с; 4 л. ил.
Т. 3. Обрыв. Ч. 1-2. – 312 с; 4 л. ил.
Т. 4. То же. Ч. 3-5. – 368 с; 4 л. ил.
Т. 5. Фрегат «Паллада». Т. 1. – 272 с; 2 л. ил.
Т. 6. То же. Т. 2. – 399 с; 6 л. ил., портр.
Т. 7. Повести, очерки и воспоминания. – 504 с; 4 л. ил.
Т. 8. Критические статьи и заметки; Избранные письма. – 543 с; 2 л. ил., портр.

Собрание сочинений: В 8-ми т. — М.: Гослитиздат, 1952—1955. – Пер. 30 р.
Т. 1. Обыкновенная история. – 1952. – LII, 327 с; 1 л. портр.
Т. 2. Фрегат «Паллада». Т. 1. – 1952. – 327 с.
Т. 3. То же. Т. 2. – 1953. – 478 с.
Т. 4. Обломов. – 1953. – 519 с.
Т. 5. Обрыв. Ч. 1 и 2. – 1953. – 367 с.
Т. 6. То же. Ч. 3, 4 и 5. – 1954. – 455 с.
Т. 7. Очерки, повести, воспоминания. – 1954. – 535 с.
Т. 8. Статьи, заметки, рецензии, автобиография, избранные письма. – 1955. – 576 с.

Собрание сочинений: В 8-ми т. – М., 1977–1980.

О Гончарове

Гончаров в воспоминаниях современников. – Л. 1969.

Алексеев А.Д. Гончаров в портретах, иллюстрациях, документах. – Л., 1960.

Алексеев А.Д. Летопись жизни и творчества Гончарова. – М.; Л., 1960.

Алексеев А.Д. Библиография Гончарова; Гончаров в печати; Печать о Гончарове (1832–1964). – Л., 1968.

Краснощекова Е.А. «Обломов» Гончарова. – М., 1970.

Лошиц Ю. Гончаров / 2-е изд. – М., 1986. – (Жизнь замечательных людей).

Пиксанов Н.К.   А. Адуев: Социально-психол. анализ образа // Он же. Статьи о литературе. – Краснодар, 1966.

Пиксанов Н.К. Роман «Обрыв» в свете социальной истории. – Л., 1968.

Литературное приложение



Категория: Русская литература XIX века


Main page: Andreev encyclopædia


Goncharov, Ivan Aleksandrovich (1812–1891)

Contents

Galery
<Text of the article>
    1.
    2.
    3.
Used sources
Quotings
Links to D. Andreev’s texts
Links to A. Andreeva’s texts
Links to “Andreev encyclopædia” articles
External links
A bibliography
Literary supplement

(in Russian Гончаров, Иван Александрович). Born June 18 <June 6, Old Style>, 1812, Simbirsk (now Ulyanovsk), Russia; died Sept. 27 <Sept. 15, Old Style>, 1891, St. Petersburg.
Russian novelist and travel writer, whose highly esteemed novels dramatize social change in Russia and contain some of Russian literature's most vivid and memorable characters.
Goncharov was born into a wealthy merchant family and, after graduating from Moscow University in 1834, served for nearly 30 years as an official, first in the Ministry of Finance and afterward in the Ministry of Censorship. The only unusual event in his uneventful life was his voyage to Japan made in 1852–1855 as secretary to a Russian admiral; this was described in “The Frigate Pallas” (1858).
Goncharov's most notable achievement lies in his three novels, of which the first was “A Common Story” (1847; English translation 1917), a novel that immediately made his reputation when it was acclaimed by the influential critic Vissarion Belinsky. “Oblomov” (1859; English translation 1954), a more mature work, generally accepted as one of the most important Russian novels, draws a powerful contrast between the aristocratic and capitalistic classes in Russia and attacks the way of life based on serfdom. Its hero, Oblomov, a generous but indecisive young nobleman who loses the woman he loves to a vigorous, pragmatic friend, is a triumph of characterization. From this character derives the Russian term oblomovshchina, epitomizing the backwardness, inertia, and futility of 19th-century Russian society. Goncharov's third novel, “The Precipice” (“Obryv”, 1869; English translation 1915), though a remarkable book, is inferior to Oblomov.
In all three novels Goncharov contrasts an easygoing dreamer with an opposing character who typifies businesslike efficiency; the contrast illumines social conditions in Russia at a time when rising capitalism and industrialization uneasily coexisted with the aristocratic traditions of old Russia.
Of Goncharov's minor writings, the most influential was an essay on Aleksandr Griboyedov's play “Wit Works Woe” (“Gore ot uma”).

Used sources

Goncharov I. A. // Encyclopædia Britannica, 2010.

Quotings


Links to D. Andreev’s texts


Links to A. Andreeva’s texts


Links to “Andreev encyclopædia” articles


External links

Category: __
__

A bibliography on


Literary supplement


Category: Russian 19th century literature






































.