Главная: Андреевская энциклопедия

женский пантеон России

(по-англ. female pantheon of Russia), совокупность выдающихся женских образов в русской литературе XIX века, заменяющая для Российской метакультуры пантеон женских божеств, существующий в других метакультурах. Этот термин употреблен Д. Андреевым только один раз, в следующем контексте: В высшей степени знаменательно то, что рождение первого образа из женского пантеона России – Татьяны Лариной – падает именно на годы, последовавшие за 1819 (2: 410).
Состав женского пантеона России дан страницей раньше: пустыня длится не век, не два, но тысячу лет, вплоть до XIX столетия.
И вдруг – Татьяна Ларина. Следом за ней – Людмила Глинки. И – точно некий Аарон ударил чудотворным жезлом по мертвой скале: поток изумительных образов, один другого глубже, поэтичнее, героичнее, трогательнее, пленительнее: Лиза Калитина, Елена из «Накануне», Ася, Зинаида, Лукерья из «Живых мощей», княжна Марья Волконская, Наташа Ростова, Грушенька Светлова, Марья Тимофеевна Лебядкина, Лиза Хохлакова, Волконская и Трубецкая – Некрасова, Катерина – Островского, Марфа – Мусоргского, мать Манефа и Фленушка – Мельникова-Печерского, бабушка в «Обрыве» Гончарова, бабушка в «Детстве» Горького, Дама с собачкой, «Три сестры» и «Чайка» Чехова, «Олеся» Куприна и, наконец, Прекрасная Дама – Блока
(2: 409).


Категория: Женский пантеон России


female pantheon of Russia

(in Russian женский пантеон России), the set of outstanding female characteres in the Russian 19th century literature, replacing for the Russian metaculture a pantheon of the female deities existing in other metacultures. This term is used by D. Andreev only once, in a following context: It is extremely significant that the birth of the first character from the female pantheon of Russia – Tatyana Larina – falls for the years which have followed for 1819 (2: 410).
The structure of the female pantheon of Russia is given on the previous page: the desert lasts not a century, not two, but one thousand years, up to 19th century.
And suddenly – Tatyana Larina. Afterwards behind it – Lyudmila by Glinka. And – as if certain Aaron has struck a wonder-working staff on a dead rock: the stream of the amazing images, one is deeper, more poetic, more heroic, more touching, more captivating than another: Liza Kalitina, Elena from “On the Eve”, Asya, Zinaida, Lukerya from “Walking corpse”, princess Marya Volkonskaya, Natasha Rostova, Grushenka Svetlova, Marya Timofeyevna Lebyadkina, Liza Khokhlakova, Volkonskaya and Trubetskaya by Nekrasov, Katerina by Ostrovsky, Marfa by Musorgsky, mother Manefa and Flyonushka by Melnikov-Pechersky, the grandma in “The Precipice” by Goncharov, the grandma in “My Childhood” by Gorky, the Lady with the Dog, “Three Sisters” and “The Seagull” by Chekhov, Kuprin’s “Olesya” and, at last, the Lady Beautiful by Blok
(2: 409).


Category: Female pantheon of Russia






































.