Библиотекa Розы Мира

Гарри Беленький

Ещё раз про неЛюбовь

Аннотация: Автор рассматривает сегодняшние проявления национализма и антисемитизма, резко осуждает те реалии, которые маскируются словами политкорректность и мультикультурализм.

Вот недавно узнал, что Пушкин – еврей! «Солнце русской поэзии» Александр Сергеевич Пушкин – уже не великий русский писатель, а простой абиссинский еврей! Фалаш по-современному.

Это убедительно доказал доктор политических наук, кандидат психологических наук, профессор, проректор университета «Украина» Валерий Бебик, о чем и оповестил изумленное человечество в своей статье «Конец русского мифа».

Профессор Бебик пробил, что называется, родословную Александра Сергеевича аж до пятого колена. Доказательства весьма и весьма убедительны: прадед поэта Абрам Петрович Ганнибал (раз Абрам, точно еврей, помните: «Иван воюет в окопе, Абрам торгует в райкопе»), одну из прабабок по материнской линии звали Сарра (ну, тут и доказывать нечего!), а отец поэта Сергей Львович Пушкин был масоном (это, по определению автора, доктора, кандидата, профессора и проректора, «глобальная еврейская секретная секта»). Тут невольно вспоми нается анекдот почти на эту тему:

В ресторане за столиком сидит новый русский, пьет дорогой коньяк, закусывает перепелами под соусом. Заходит человек средник лет, прекрасно одетый, в очках в золотой оправе. К нему подходит официант:

– Слушаю вас?

– Мне, пожалуйста, бутылку бургундского 1956 года, испанскую курочку и обязательно с поджаристой, хрустящей корочкой.

Через некоторое время официант возвращается и подает заказ.

Клиент засовывает палец курочке под хвост, вынимает его, пробует на вкус и говорит официанту:

– Это курица из Южной Италии, вскормлена чистейшим зерном, а я просил испанскую с поджаристой, хрустящей корочкой.

Официант уходит и через некоторое время появляется в сопровождении шеф-повара. Шеф подает клиенту заказ.

Клиент проделывает с курицей ту же процедуру и заявляет:

– Эта курица выращена на севере Франции, вскормлена отборнейшим просом, а я просил испанскую с поджаристой, хрустящей корочкой...

Официант и шеф удаляются. К столику клиента подходит новый русский, вываливает на стол кучу зеленых и слезно просит:

– Братан, детдомовский я! Пробей родословную!

После прочтения статьи профессора Бебика, в которой автор доказал, что «солнце русской поэзии закатилось», а еврейской взошло, я задумался: много ли приобрел еврейский народ от того, что и Пушкин, как «Хемингуэй, в детстве тоже был еврей!»1?

Добавило ли что-нибудь еврейство Пушкина – лично мне и всему еврейскому народу в целом?

По-моему, у евреев и без Пушкина достаточно уважаемых и авторитетных соплеменников, кем можно гордиться, так зачем же еще тревожить и абиссинских евреев, нам и марокканских за глаза хватает.

В другой статье «Русская культура без евреев», другой автор (к сожалению, статья в интернете, и фамилию установить мне не удалось) откровенно убивается: что было бы с русской культурой, если бы из нее (гипотетически) убрали евреев?

И тут автор, заламывая руки, причитает: «Как бы мы жили без фильмов Леонида Гайдая, музыки Максима Дунаевского, гениальных ролей Александра Абдулова, Андрея Миронова, Георгия Вицина, Константина Райкина, Сергея Юрского, Татьяны Самойловой, Татьяны Ивановны Пельтцер, танцев Махмуда Эсамбаева, сказок Корнея Ивановича Чуковского, музыки Шнитке, гроссмейстера Бориса Спасского и Олимпийской чемпионки Ирины Родниной?

Я оставляю в стороне других перечисленных в статье выдающихся евреев, которых в этом списке огромное множество, но вопрос, поставленный в начале статьи, остается: зачем причислять к евреям замечательных, талантливых, а порой и гениальных людей, которые евреями не являются?

Поскольку я знаю, что статью «Русская культура без евреев» на интернете прочло много людей (она несколько раз приходила ко мне с разных адресатов), хотелось бы уточнить, что далеко не все перечисленные выше глубоко уважаемые, талантливейшие люди – евреи.

Начну с Гайдая. Леонид Гайдай, при всем преклонении перед его талантом,– к сожалению, не еврей (сценарии некоторых фильмов, им поставленных, действительно написаны евреями, но сам он чисто русский человек).

Андрей Александрович Миронов. Все-таки Миронов, а не Менакер, и я не уверен, что Мария Владимировна Миронова считала Андрея евреем.

То же самое с Максимом Дунаевским. Про Александра Гавриловича Абдулова и Георгия Михайловича Вицина сильно сомневаюсь, а вот то, что Татьяна Ивановна Пельтцер – этническая немка, знаю точно, как и гениальный Альфред Шнитке (хотя его отец выходец из еврейско-литовской семьи, но мать – чистокровная поволжская немка католического вероисповедания).

Константин Райкин – не знаю. Знаю, что мама и папа были евреями, но сам Константин Аркадьевич принял православие, потому не знаю, вправе ли его причислять к евреям. Это вопрос знатоков, и я на него ответить не могу.

А вот что касается Махмуда Эсамбаева, Корнея Ивановича Чуковского и Ирины Родниной, зуб даю – они не евреи!

К чему все это говорю? Мне и вправду абсолютно безраз лично, кто по национальности вышеперечисленные люди, я их глубоко уважаю, люблю и перед многими из них преклоняюсь. Вопрос один: зачем мы все время пытаемся кому-то доказать, что евреи принесли в мировую культуру, науку, искусство, литературу, медицину, математику, физику, химию, экономику свои выдающиеся способности и таланты?

Кто этим интересуется, кто по-настоящему интеллигентный, образованный, любознательный человек, тот это и так знает. А кто не хочет этого знать, так будь он доктором, кандидатом и лауреатом – такому все равно никогда ничего не докажешь! Да и не надо доказывать! Зачем?

Помню, еще задолго до того, как вышел легендарный одиннадцатый номер журнала «Москва», и мы еще понятия не имели о том, что «тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город», и нам еще только предстояло в будущем с упоением по многу раз перечитывать, ставшие сегодня хрестоматийными строки про то, что: « исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонийский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды... Пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях.»

Так вот, уже тогда, задолго до выхода в свет того легендарного одиннадцатого номера, я, с помощью просветительской деятельности моих родителей, знал, что есть на свете такой город – Иерушалаим, знал, кто в нем живет и кому он принадлежит.

Помню, классе в пятом мы начали всем классом довольно часто ходить на экскурсии в Третьяковскую галерею, и каждый раз, останавливаясь перед картиной какого-нибудь художника, на которой был изображен Христос, экскурсовод рассказывала нам, что изображено на картине. «Это, – говорила она, – “Явление Христа народу” художника Иванова, а есть еще картина Николая Николаевича Ге «Тайная вечеря» – она хранится в Русском музее, и на ней художник изобразил ночное собрание, где Иуда должен предать Христа за тридцать сребреников».

Кто такой Иуда и почему он должен предать Христа, она не говорила, думаю, что и сама этого тоже не знала. Правда, мы слышали на уроках истории, а иногда и в докладах политиков, что Иудушка Троцкий за тридцать сребреников предал дело революции. Но связать все это вместе не получалось.

И только много позже я узнал, что «Тайная вечеря» – это не собрание, а второй седер еврейского праздника Песах, на котором действительно Иуда из Кириафа собирался покинуть учителя, но был ли это акт предательства или совместного сговора ученика и учителя, до сих пор остается тайной.

А когда уже многие интеллигенты, которых потом назовут шестидесятниками, цитировали наизусть изумительные строки: «В белом плаще с красным подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисан в крылатую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат», я уже много лет точно знал, что герой этой новеллы – еврей.

Я всегда был убежден, что если люди узнают, что Иисус Христос еврей и что все религиозные христиане верят в Бога, точнее, сына Божьего еврея, все моментально переменится: исчезнет антисе митизм и никто не будет задавать евреям дурацкого вопроса: за что вы распяли нашего Иисуса Христа?

Однако я очень сильно заблуждался.

И когда в 1965 году Ватикан специальной Папской буллой снял с евреев навет об их причастности к распятию Христа (оказалось казнили его все-таки не евреи, а римские легионеры), это вовсе не помешало американскому режиссеру Мелу Гибсону спустя сорок лет, наплевав на решение Ватикана, повторить старый навет на евреев в фильме «Страсти Христовы» и заработать на этой лжи шестьсот миллионов долларов.

Так что не только евреи «ничем не гнушаются во имя денег», как видим, и ярые антисемиты в этом вопросе не отстают от жадных и скупых торгашей. Антисемиты, в отличие от евреев, торгуют не в лавках, а совестью, выдавая ложь за правду.

Слава Богу, я дожил до тех времен, когда большинство людей узнали, кто по национальности или по вероисповеданию Иисус Христос и двенадцать его апостолов.

Глава Ватикана – Папа Бенедикт шестнадцатый (Ратцингер) в своей новой книге «Иисус из Назарета» приходит к выводу, что еврейский народ как общность и евреи как частные лица не несут ответственности за казнь Иисуса. То есть главный аргумент погромщиков и инквизиторов ретроспективно объявлен ничтожным. Сожженные на кострах и в печах, оказывается, были невиновными.

И что из этого следует на практике?

Сегодня даже в православных календарях написано: «14 января – праздник обрезания господа Бога нашего Иисуса Христа!» – и что? Исчез антисемитизм? Мир полюбил евреев? Мир повинился, покаялся за двухтысячелетние измывательства над ними?

Это мы в Советском Союзе ничего не знали о религиях, но другие знали. Не случайно Марина Ивановна Цветаева в стихотворении «Евреям», написала:

В любом из вас, и в том, что при огарке
Считает золотые в узелке, –
Христос слышнее говорит, чем в Марке,
Матфее, Иоанне и Луке».

По всей земле – от края и до края
Распятие и снятие с креста.
С последних из сынов твоих, Израиль,
Воистину мы погребем Христа!

Почему же мы никогда не слышали и продолжаем не слышать с амвонов и папертей этих слов гениальной поэтессы? Мне бы очень хотелось, чтобы католики, протестанты, православные, лютеране и другие верующие в сына Божьего чаще повторяли эти потрясающие слова поэта, потому как поэт – это не сочинитель строк и рифм, поэт – это проводник между небом и землей.

Он ничего не придумывает, он что слышит, то и передает. Потому хочу еще раз повторить провидческие строки одной из лучших, а может, и лучшей поэтессы серебряного века:

С последним из сынов твоих, Израиль,
Воистину мы погребем Христа.

Помните об этом. Может быть, об этом вспомнил и вождь кубинской революции Фидель Кастро, когда, выступая на митинге в сентябре 2010 года, он сказал: «Я не думаю, что на кого-нибудь клеветали больше, чем на евреев. Две тысячи лет они служат объектом клеветы и обвинений за всё». Почему же, спрашивается, вождь кубинской революции, стоящий более пятидесяти лет во главе Острова Свободы, все эти пятьдесят лет постоянно голосовал за все антиизраильские резолюции Организации Объединенных Наций? Он, ведь точно знал, что «за две тысячи лет вряд ли на кого-нибудь клеветали больше, чем на евреев»?

А может, не знал и только сейчас понял?

Прав неустрашимый барбудос – клеветали всегда.

Еще в начале второго тысячелетия, в XII веке, в Англии начали обвинять евреев в ритуальном использовании ими человеческой крови, а в России первым мучеником-христианином, якобы погибшим от иудеев, считается святой Евстратий Печерский (1097 год). В средние века евреи заражали Европу холерой, во времена инквизиции отравляли колодцы, в начале двадцатого века –использовали кровь младенцев для выпечки мацы, во время Второй мировой войны – отсиживались в Ташкенте, в середине века были «убийцами в белых халатах», в конце шестидесятых стали «израильскими агрессорами», когда сионизм приравняли к фашизму.

Сегодня они угнетают палестинский народ и держат его в концлагерях на оккупированных территориях.

В промежутках между этими периодами евреев не оставляли в покое не только государственные мужи, но и инженеры человеческих душ – писатели: так, в начале пятидесятых, уже после смерти Сталина, автор приключенческих романов Василий Ардаматский обличал их в фельетоне «Пиня из Жмеринки» за то, что они всей мешпухой на какой-то жмеринской фабрике выпускал жестяные баночки и наполняли их гуталином, принося, по-видимому, этим огромный вред народному хозяйству.

Во время перестройки писатель Виктор Астафьев в переписке с Натаном Эйдельманом просил евреев позволить русским, и ему в частности, самим писать биографию Достоевского, а в начале XXI века глыбище Солженицын вообще заклеймил жестоковыйных в своем очередном колесе «Двести лет вместе», обвинив евреев во всех абсолютно бедах, постигших Россию за тысячу лет ее существования. Однако сам, встретившись в начале двухтысячных с президентом России Владимиром Путиным, не задал ему ни одного вопроса о судьбах России, которые почему-то всегда волнуют только евреев. Сам же великий писатель озаботился лишь одним судьбой российских лесов. Архизлободневная тема! Думаю, Владимир Владимирович дал исчерпывающий ответ «теленку, который бодался с дубом», и, получив разъяснения от подполковника КГБ, теленок, радостный и удовлетворенный, улегся под этим дубом в полной уверенности, что извести российские леса под корень жестоковыйным все-таки не удастся!

Однако писатель Проханов придерживается другого мнения. «Сегодняшнюю Россию,– убежден Александр Андреевич, – если еще не погубили окончательно Березовский – Радзиховский, Гусинский – Явлинский, Абрамович – Шендерович и Ройзман – Гозман, то вот-вот прикончат непременно. Прав был великий русский писатель-гуманист Достоевский: «Жиды погубят Россию!»

Одним словом, совершен но очевидно, что евреев не любят, причем не за что-то, а именно ни за что, просто потому, что они евреи. Не любят давно. Две тысячи лет. Это запечатлено даже в устном народном творчестве, а именно в анекдотах. Вот один их них:

В гостиницу вошла дама и обратилась к портье:

– Добрый день. Я госпожа Ита Розенберг, приехала в ваш город час назад и очень устала. Я хотела бы снять комнату на ночь.

Служащий посмотрел на нее тяжелым взглядом и холодно сказал:

– Сожалею, госпожа, но отель совершенно переполнен.

В этот момент к стойке подошел человек с чемоданом, отдал ключи и рассчитался за номер.

– Как удачно! – обрадовалась госпожа Розенберг. – Я могу получить его комнату?

– Сожалею, госпожа, но мы не сдаем комнаты евреям, – сказал портье.

– Евреям? – закричала женщина,

– Это кто здесь еврей? Я – католичка!

Но портье не поверил.

– Если вы католичка, скажите, как зовут сына Божьего?

– Ну, это просто. Его зовут Иисус. Портье, все еще сомневаясь, спросил:

– А как звали родителей Иисуса?

– Мария и Иосиф, – нетерпеливо ответила мадам Розенберг.

– Если так, то скажите, где родился Иисус?

– В хлеву, в яслях, из которых кормили скотину.

– ОК, – сказал портье, – Вы меня убедили. Получите свою комнату.

– А сейчас вы позволите задать вопрос на эту тему вам? – спросила женщина, крутя на пальце ключ от комнаты.

– Да, конечно! – ответил портье, радуясь, возможности продемонстрировать и свои знания.

– А почему Иисус родился в хлеву, да еще в яслях, из которых кормили скотину?

Портье долго думал, и, наконец, признался, что не знает ответа.

– Так почему же? – спросил он.

– Да потому, что уже тогда были ублюдки, которые не сдавали комнаты евреям!

Что делать?

(Вот и перед евреями время от времени возникает извечный русский вопрос: что делать?)

Прежде всего, считает замечательный израильский публицист, бывший житель страны советов Хаим Соколин, прекратить доказывать миру, какие евреи хорошие, какие они умные, талантливые и толерантные. Их не хотят слышать! А потому, считает Хаим Соколин, только в укреплении Израиля, его обороноспособности, оснащении новыми видами оружия, неотдаче ни пяди земли ни по каким бы то ни было «мирным договорам» – залог выживания и процветания государства Израиль.

Даже исламизация Европы, которую автор предсказывает к пятидесятому году XXI века, и, возможно, других частей света ничего не сможет сделать с сильным, вооруженным ядерным, лазерным и психотропным оружием Израилем.

И это видится очень убедительным.

А любить евреев совсем не обязательно. Ведь и русских не все любят. И украинцев, и армян, и грузин, и немцев, и поляков, и арабов, и французов, и китайцев, и вьетнамцев, и корейцев, и филиппинцев.

И даже – страшно подумать! – американцев тоже! Здесь можно только воспользоваться советом замечательного поэта – Михаила Танича и певца Ефима Александрова, в девичестве – Фимы Зицермана:
Что ж, кто-то нас не любит,
а ицин паровоз! 2

Артиллерия бьет по своим!

22 июля 2011 года, ровно через месяц после того, как отметили семидесятилетие начала Великой Отечественной войны советского народа против немецкого – фашистских захватчиков, этой коричневой чумы XX века, новостные агентства принесли страшную весть: гражданин Норвегии Андерсен Беринг Брейвик устроил в столице страны Осло теракт, взорвал на ступенях парламента бомбу, убил семь человек, а через некоторое время, переодевшись в форму полицейского, отправился на остров Утойя, что близ норвежской столицы, и расстрелял из винтовки с диоптическим прицелом слет молодых политиков, подрастающую смену правящей в Норвегии Лейбористской партии, убив при этом более семидесяти человек и ранив сто. Мир был в ужасе.

Мне позвонил приятель и с нескрываемым волнением в голосе прокричал: «Ты слышал?! Ты слышал, что сделал этот негодяй?! Этот подонок! Этот псих! Этот маньяк! Этот фашист!»

– Постой, постой, – попытался я его остановить, – только что в новостных передачах сообщили, что он выпустил какой-то манифест, что это протест против засилья иммигрантов...

Но я тут же получил удар под дых: «Протест? Тогда пусть расстреливает мусульман! А своих-то зачем? Пусть в мечетях совершает теракты, а нечего по своим стрелять...»

– То есть, если бы он стрелял по мусульманам, это было бы нормально?– спросил я.

– Против мусульман, террористов – да. А тут против своих, да еще по детям.. Кто дал ему право стрелять в детей? – опять взорвался мой приятель.

– А если бы в мечети были мусульманские дети, тогда он тоже имел право стрелять? – задал я странный вопрос.

Приятель замолк. Молчал и я. Я не знаю, о чем думал в тот момент он, я точно знаю, о чем думал я.

Я думал над его фразой: кто дал ему право стрелять в детей?

Ни дня без строчки

Начиная с 11 сентября 2001 года, когда в результате теракта и обрушения двух башен-близнецов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке погибли около трех тысяч абсолютно ни в чем не повинных мирных граждан Америки, радио и телевидение, газеты и журналы, все средства массовой информации ежедневно гневно и страстно обличали новую чуму XXI века – исламо-фашизм.

Русскоязычные СМИ играли чуть ли не первую скрипку в этом гремящем и грохочущем оркестре. Весьма уважаемый, по крайней мере, мной, телеведущий Геннадий Кацов в трех разных передачах на телевидении: «Утренняя пробежка», «Пресс-клуб» и «Ни дня без строчки», в своей радиорубрике и в своем журнале говорил о наступлении зеленой чумы XXI века, о необходимости всем людям доброй воли, правительствам всех стран самым серьезным образом противостоять этому чудовищу.

Все страны мира выразили Америке самые искренние соболезнования, сочувствие и понимание, и первым это сделал только – только вступивший на пост президента России Владимир Путин.

Весь мир три дня ждал: чем ответит Америка – самая сильная страна мира – на беспрецедентный по наглости вызов этой чумы?

Весь мир ожидал самого страшного удара по наглым, обезумевшим врагам человечества.

И смею предположить, что мир тогда, в тот трагический момент, не только не осудил бы

Америку за применение самого страшного оружия, но и выразил бы ей поддержку.

Я отлично помню, как за круглым столом тогдашнего российского телевидения ОРТ собрались уважаемые люди, политологи, писатели, артисты, помню там были Владимир Войнович, Борис Немцов, Олег Басилашвили и кто-то еще, и все высказывались и гадали: что будет? Чем ответит Америка на наглый вызов убийц?

И хотя никто вслух не говорил, но все предполагали самое страшное и, очевидно, самое ожидаемое возмездие.

Буш ответил из пушки по воробьям и начал военную операцию в Афганистане. Одновременно все СМИ заговорили о войне двух цивилизаций – иудео-христианской и исламской.

Слово война все чаще и чаще слышалось и с экранов телевидения, и со страниц газет, и в частных разговорах.

Каждый день очередной журналист или политический обозреватель рассказывал нам, чем грозит миру исламизация Европы. Лондон, кричали они, уже не Лондон, а Лондонстан, Париж – Парижстан, Испания – Андалузия, и уже не за горами то время, когда новый Халифат покроет Европу.

Страшные взрывы в Англии, теракт в Испании в 2005 году, в котором погибли 200 человек и 800 были ранены, теракт, который привел к моментальному падению правительства страны и немедленному выводу испанского контингента войск из Ирака. Ну, об Израиле не говорю никто в мире теракты в Израиле за теракты не считает – так, хулиганская выходка каких-то подростков. Вот и сейчас убийство бандитами Хамаса восьми израильтян и ранение многих других Совет Безопасности ООН даже рассматривать не стал. А что творится внутри стран ближневосточного региона – Ираке, Ливии, Египте, Пакистане, Сирии, Ливане, где ежедневно сунниты рвут шиитов, а шииты суннитов ( я не имею ввиду «арабскую весну», где идет просто гражданская война, я говорю о перманентных терактах в мечетях, на рынках, вокзалах, ресторанах и школах этих стран).

Хочу задать вопрос, и прежде всего самому себе: так это война или фигура речи?

И от того, кто и как сам себе ответит на этот вопрос, мы сможем ответить и на вопрос моего приятеля: кто дал право стрелять по детям?

Хочу сразу и очень громко заявить: я категорический противник любой стрельбы – как по детям, так и по взрослым! И по животным, между прочим, тоже!

Я противник любого экстремизма, нацизма, человеконенавистничества, любых фобий, террористических актов и войн как таковых!

Но, к величайшему сожалению, далеко не всегда наши благие пожелания совпадают с нашими возможностями и с окружающей нас действительностью. И если мы придем к мысли, что все, что сегодня происходит в мире, это не фигура речи, а действительно война, пусть война цивилизаций, если кого-то греет такая формулировка, но именно война, где людей убивают, калечат, ранят и уничтожают – тогда – «на войне, как на войне»!

Плохо стрелять по детям? Недопустимо!

А бросать атомные бомбы на мирно спящих детей хорошо?

А простые бомбы, не атомные – шариковые, фугасные, зажигательные и десятки других, которых и названий-то никто, кроме специалистов, не знает, – хорошо?

Только тогда, когда мы сами точно определимся с тем, что сегодня происходит в мире, мы сможем, думается, и выразить свое отношение к тому, что произошло 22 июля 2011 года в столице Норвегии Осло и на острове Утойя.

Повторяю, если мы согласны, что в мире идет война, если это действительно война, а не истерические крики экзальтированных журналистов со страниц газет и с экранов телевидения, то на войне люди становятся, извините за пафос, на одну из воюющих сторон или по одну или другую стороны баррикады.

И тогда расстрел пятой колонны – это не преступление, а необходимость.

Если правительство страны впускает на свою территорию врага, а Брейвик именно так рассматривал огромное количество иммигрантов – исламистов, въезжающих в Норвегию, то абсолютно логично считать такое правительство пятой колонной или прямым пособником врага. Повторяю, если мы на войне, а не на военно-патриотической игре «Зарница».

Если кто-то помнит, то и Герой Советского Союза Зоя Космодемьянская все, что делала, – это поджигала дома советских крестьян, живших в селе, на предмет того, чтобы врагу, немцам в данном случае, негде было жить. Но ведь в этих избах сгорали не немцы, а советские люди вместе с маленькими детьми, а если не сгорали, то оставались без крова в сорокаградусные морозы, что все равно означало смерть.

Сегодня это смотрится как дикость, но тогда была война.

Вспомните страстные статьи итальянки Орианы Фаллачи, японки Яшико Сагамори, которые все происходящее воспринимали только , как самую настоящую, взаправдашнюю, а не игрушечную войну. Отсюда и твердое убеждение Яшико Сагамори, что, возможно, такой конфликт придется решать и ядерным оружием тоже.

Что она пишет? «Атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 года, явились важнейшим фактором в изменении милитаристских устремлений Японии на мирное и плодотворное участие в прогрессе человечества. Это было горькое лекарство, но оно помогло».

Хочу отдельно повторить эту фразу Яшико Сагамори: «Это было горькое лекарство, но оно помогло!»

Когда-то люди в цивилизованных странах, если хотели выразить протест, проводили демонстрации, марши протеста и несогласия, писали петиции, выступали на митингах –одним словом, пытались донести до правительства свою точку зрения.

В странах с тоталитарными режимами, где такие формы протеста были запрещены, люди часто выражали протест самосожжением, так поступил 1968 году чех Ян Полак, совершив акт самосожжения на Вацлавской площади Праги, протестуя таким образом против ввода советских танков в Чехословакию.

К сожалению, современные правительства и тоталитарных, и демократических стран все меньше и меньше прислушиваются к мнению народа. Они народ не слышат. Или не хотят слышать.

Двойные стандарты, политкорректность, мультикультурализм достигли таких вопиющих высот, что оттуда, с этих монбланов вранья, лжи и подмены понятий, никто уже не в состоянии разобрать, что же в действительности происходит в – мире. Ведь этот самый мультикультурализм прекрасно доказал на примере Советского Союза свою абсолютную нежизнеспособность. Что такое мультикультурализм? Как гласила знаменитая советская формула, это взаимообогащение и взаимопроникновение разных культур – национальных по форме, социалистических по содержанию. К чему эти форма и содержание привели, мы наглядно убедились в период перестройки: в Баку, Нагорном Карабахе, Сумгаите, Вильнюсе, Приднестровье и других местах проживания людей, национальных и по форме, и по содержанию.

Политкорректность вранье и лицемерие: опять же прекрасный пример бывшая наша Родина: чтобы не называть жителей Средней Азии чурками, узкоглазыми и узкопленочными, их стали называть выходцами из среднеазиатских республик. А армяне, грузины и другие национальности, населяющие Северный Кавказ, стали называться лицами кавказской национальности, хотя, когда начались события на Манежной площади в Москве в декабре 2010 года, их иначе, как черножопые, не называли.

И, наконец, евреев, названных в сорок девятом году безродными космополитами, в семидесятых назвали постыдным неологизмом – «лица еврейской национальности». Кто-то остроумно заметил: вместо «жидовской морды» стало «лицо еврейской национальности».

Не случайно уже появились и анекдоты, в которых в целях политкорректности чернокожего предлагают называть «меламиново укомплектованным», а бомжа «субъектом гибкого расселения».

Какой же выход из этой безвыходной ситуации?

Начать говорить правду, одну правду и ничего кроме правды!

Надо прекратить врать. Прежде всего, друг другу. Надо начать называть белое – белым, а черное – черным!

Выбросить на помойку эти фальшивые слова: политкорректность, мультикультурализм, двойные стандарты! Заменить их вечными и понятными словами:

ложь, демагогия, двуличие, подлость, лицемерие, цинизм и научиться, наконец, любовь называть любовью, а нелюбовь – нелюбовью, а не разностью культур или цивилизаций.

Иначе Брейвики будут расти, как грибы после дождя.

Помните, что сказал Авраам Линкольн?

«Можно дурачить часть народа много времени. Можно дурачить много народа часть времени. Но невозможно дурачить весь народ все время».

Над Лондоном туман

Кажется, Уинстону Черчиллю приписывают знаменитое изречение, что в Англии нет антисемитизма, потому что англичане не считают себя глупее евреев.

Не знаю, может быть сэр Уинстон Черчилль этого не говорил, а может быть, англичане с тех пор сильно поглупели, но именно из Англии, в частности из Лондона, впервые начали раздаваться голоса уважаемой профессуры, преподавателей университетов о бойкоте израильских ученых, профессоров и студентов, а заодно и израильских товаров, технологий и прочего.

Безусловно, это был зов времени: заполонение английских университетов новым контингентом – выходцами из Ближнего Востока – требовало соответствовать духу времени. Шпынять евреев было модно всегда, но кашу, как говорится, маслом не испортишь. Но Бог не фраер, тот туман, который был над Лондоном всегда, начал помаленьку рассеиваться, и удивленные чопорные англичане увидели, что сколько ни осуждай израильскую военщину, сколько ни труби о справедливых требованиях палестинского народа, сколько ни осуждай непропорциональный ответ израильтян на террористические акты Хамаса, Хизболлы и другой нечисти – все возвращается на круги своя.

Теперь уже и англичане увидели, что может сделать толпа громил, когда вместо дубинки полицейского пускается в ход политкорректная левацкая демагогия.

Я получил истинное удовольствие, слушая репортаж из Лондона, когда пострадавшая рассказывала, как два погромщика рядом с ее домом битами разбивали витрину магазина, а четверо полицейских, стоявших рядом, спокойно наблюдали эту картину и не вмешивались.

Гениальная иллюстрация к идиотизму сегодняшней жизни!

Полицейские прекрасно понимали: примени они силу, назавтра все газеты, радио и телевидение назовут их фашистами, расистами, нацистами и еще неизвестно кем. И только когда через несколько дней лондонцы взмолились спасти их от насильников, полиция применила силу и порядок был с трудом восстановлен.

Особенно понравилось, с каким энтузиазмом лондонцы вышли с метелками на улицы родного города наводить чистоту. И еще с гордостью рассказывали об этом по телевидению.

Прав был великий Альберт Эйнштейн: «Две вещи в мире бесконечны – вселенная и человеческая глупость».

Можно сколько угодно говорить о неустроенности молодежи, о бесперспективности ее будущего, можно продолжать врать, врать и врать, но от этого черное не станет белым.

«Правда,– говорил великий философ XII века Маймонид,– не станет более истинной, если весь мир соглашается с ней, или менее истинной, если весь мир с ней не соглашается»

О какой неустроенности или бесперспективности для молодежи может идти речь, если в лондонских погромах самое активное участие принимала восемнадцатилетняя спортсменка, член сборной Олимпийской команды Англии на Олимпиаде 2012 года в Лондоне. Это у нее бесперспективное и беспросветное будущее? Мне с вас смешно, как говорят в Одессе!

Мир входит в новое пространство.

Ложь, откровенное вранье, демагогия, подмена понятий, смена приоритетов, постановка извечных истин с ног на голову начинают мстить за себя. Помните, как было в Советском Союзе: думали одно, говорили другое, делали третье. Результат известен. Но мир не Советский Союз. И если там это длилось семьдесят лет, здесь это может продлиться дольше.

Это даже не теорема Пуанкаре, которую через сто лет сможет решить очередной Григорий Перельман и, несмотря на алчность, жадность и скупость его нации, отказаться от премии в один миллион долларов – шаг, кстати, так и не понятый большинством человечества, публично признающего, что «не в деньгах счастье» и что есть в жизни вещи «дороже денег». Вот уж, воистину,– пример лицемерия!

Пока эта дилемма решения не имеет. Одна надежда, что когда-нибудь какой-нибудь новый Эдвард Радзинский, такой же талантливый или талантливее его, напишет новые «Сто четыре страницы про неЛюбовь»!

Примечания

1. Хемингуэй в детстве тоже был еврей! – цитата из «Куплетов про евреев» К.Н. Беляева. – М.Б.

2. А ицин паровоз – экспансивный человек (на одесском жаргоне). – М.Б.

Источник: Арлекин: <Журнал.> – Сан-Франциско, 2011. – Сентябрь, № 9. – С. 3-13.



Веб-страница создана М.Н. Белгородским 8 марта 2012 г.
и последний раз обновлена 28 июля 2012 г.

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100






































.